Сайты партнёры:





Заключение


Я заканчиваю книгу в своем рабочем кабинете, время от времени откидываясь на спинку стула, и как другие успокаиваются, перебирая четки, я ладонью вращаю глобус на моем столе. Материки и океаны крутятся на тонкой ножке, напоминая о нашей хрупкости и беззащитности в вечном кружении мироздания. На протяжении отпущенной жизни нам предстоит пройти через испытания и искушения, временами очень сильные, перед которыми трудно, почти невозможно устоять, но высшей мудростью небес любому дан шанс. Как прекрасно это выразил современный поэт: «Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку — каждый выбирает для себя».

По натуре я оптимист, но, наблюдая почти два десятка лет своих пациентов, слабо верю в лозунги, призывающие человечество войти в третье тысячелетие, оставив наркотики, как перед входом в чистый, вымытый дом оставляют на пороге грязную обувь. Люди, употребляющие наркотические вещества и зависимые от них, шагнули в новый век вместе со всеми. Продолжая наказывать тех, кто сегодня преступает закон, прививая здоровый образ жизни малышам и подросткам, помогая каждому, кто страдает и хочет избавиться от болезни, мы должны подумать о том, как в наступающем светлом будущем жить с людьми, все-таки зависимыми от наркотиков, и что с ними делать.

Мировой опыт дает основание, по крайней мере, для трех умозаключений.

Нет доказательств бесспорного преимущества карательных действий и направленного общественного ожесточения как способов избавить кого-либо от тяги к наркотикам и от соблазна заниматься наркоторговлей. Не останавливает даже смертная казнь. Силовые приемы скорее в интересах властных структур, неспособных контролировать ситуацию, но вынужденных постоянно доказывать полезность своего существования.

Нет доказательств и безусловного предпочтения либеральных подходов как единственно способствующих оздоровлению общественной психологии и снижению уровня преступности. Выступающие против жестких мер, называя себя «правозащитниками», как бы радея за свободу личности, в том числе связанной с наркоманией и наркобизнесом, не неся при этом никакой ответственности, часто руководствуются собственными амбициями и политическими интересами.

Нет доказательств существования универсальной модели (механизма) избавления индивида или общества от наркотиков и даже принципиальной возможности создать что-то подобное. И дело не в нехватке средств для разработки модели. США, страна богатейшая, много лет вкладывает в борьбу с наркоманией и наркобизнесом больше денег, чем многие страны, вместе взятые, но не в состоянии искоренить ни болезнь, ни преступную торговлю. Стало быть, человечеству придется в обозримом будущем сосуществовать с этой бедой и применительно к особенностям каждой страны настойчиво искать пути снижения вреда.

А что бесспорно доказано?

Наше бессилие радикально изменить ситуацию опробованными способами.

Один восточный мудрец говорил: если вы не можете бросить курить, продолжайте, но наблюдайте за своими действиями, и вы скоро обнаружите их нелепость, сигарета однажды сама выпадет из ваших рук. Если человек бросит курить под чьим-то воздействием, шрам все равно останется, будет напоминать о себе и зависимость проявится в какой-то другой форме. Не оставляет следа лишь то, что отпадает само собой. Проповедь сопротивления злу недействием, возможно, оправдывает себя в случае с табаком, но я не уверен в дальновидности этого подхода, когда в дрожащих пальцах не сигарета, а шприц.

Здесь надо что-то делать.

Но кто всерьез возьмется утверждать, будто знает — что?

Мы живем в прекрасные и трудные времена, когда человек, вооруженный изобретениями цивилизации, самоуверенно отбрасывает простые этические постулаты предков как предрассудки, как мешающие путы и видит в легком с ними расставании праздник освобождения. Жизнь ему видится цветущей долиной, где услады и наслаждения гейзерами бьют из-под земли. Он добрался до волшебных струй, играющих всеми цветами радуги. Он чувствует себя богом! И не понимает скучных людей, не советующих под эти струи подставлять голову. Он подставил под струи лицо, ему хорошо, безумно тянет повторить удовольствие, почувствовать новый прилив сил. Это так прекрасно. Он не слышит, не хочет слушать, что последует выброс раскаленного пара и он будет сварен, как цыпленок в кипящем котле. Что слушать тех, кто не рожден испытать счастливой радости сумасбродства!

Но еще горше наблюдать за людьми, когда они заглядывают в страшный котел и поскорее отходят прочь, удовлетворенные: это не мой сын, не мой муж… С моими такого не случится!

Мне видится единственный способ изгнать из жизни наркотики. Он может показаться тривиальным, но пока другого, по-видимому, не существует. Не мной он придуман, две тысячи лет о нем говорят мыслители разных эпох и народов, независимо от веры, которую исповедуют. Мы избавимся от дьявольских наваждений, когда каждый обратится, наконец, к себе, к своей страдающей душе, к тому божественному, что есть внутри любого из нас, пусть даже мы о том не подозреваем. Никогда не поздно прислушаться к непреложным космическим законам, пронизывающим нашу жизнь и настигающим всюду, где бы мы ни пытались укрыться. В джунглях Амазонки, в горах Тибета, среди небоскребов Манхэттена, в хижинах Лагоса, в ночном Брикстоне, в лагерях афганских беженцев под Исламабадом — законы мироздания одинаковы.

В гармонии с окружающим миром живет только человек, имеющий духовную опору. Не так важно, в чем конкретно ты ищешь себя, каковы пути твоих поисков. Даже не то главное, религиозен ли ты, веруешь ли, — это дело твоей совести, и никого, кроме тебя, не касается. Есть люди, наблюдающие, как другие за них работают, выполняют их обязанности перед родителями и детьми, за них молятся, за них защищают родину. Но никто не может за них противостоять соблазну сомнительных услад и разрушающих минутных удовольствий. Никому не под силу за них — за нас! — чувствовать и думать. И если научиться видеть свою связь с прошлым и будущим всего живого (не только с преходящим сиюминутным), то независимо от того, признаешь ли критерии Небес или критерии Права, ты начнешь возвращаться к вечным законам бытия. Эта связь, только она, дает ни с чем не сравнимую радость внутреннего освобождения.

Хочется закончить книгу простыми словами, которые я постоянно говорю пациентам, когда прощаюсь с ними после курса лечения, перед их возвращением в реальность нелегкой жизни: внутренне свободный человек все пересилит и победит.

А пока я надеваю глухую черную одежду, спускаюсь в залитый потолочным светом зал к своим больным, уже готовым после курса комплексного лечения пройти заключительную стадию. У медиков — помните? — она называется стресс-энергетической психотерапией. Вместе с коллегами мы ставим пациента в удобную для работы позу, его подсознание открыто для восприятия, мы должны ему помочь изменить субъективную модель мира. Я наклоняюсь к его уху и не устаю повторять:

— Ты сильный человек, мощный человек, заряженный человек. Машина! Стой спокойно, работаем, идет мощная энергетическая накачка. Помоги себе сам! Руки вперед! Оттяни руки! Сейчас ты делаешь самую важную работу в своей жизни. Отныне нет такой силы, которая заставит тебя принимать наркотики. Ты будешь радовать тех, кого любишь, своих детей, весь белый свет. Ты другим человеком возвращаешься в мир!

Часть 1       Часть 2       Часть 3

К оглавлению






















Rambler's Top100