Елисеевы корни


Утром нас разбудил звонок Андрюшкиной трубки, он недовольно заворчал и протянул руку из-под одеяла:

- Да. Слушаю вас.

Тут же сел в кровати и словно вжал телефон в ухо. Слушал довольно долго, я же не могла оторвать глаз от его лица, напряжённого и злого.

- Галина Викторовна, - заговорил, словно каждое слово впечатывал, - не путайте вымысел с реальностью. Ваши действия привели к такому результату. Не путайте бизнес сюда же. Это совершенно разные вещи. А живу я всё ещё, как вы сказали, вопреки вашему прогнозу – это раз. Брат и сестра самостоятельные люди и приняли сами это решение – это два. Свою ненужность заработали вы сами – это три.

Выключив телефон, уставился невидяще в окно. Мне тут же вспомнился тот день, когда он впервые сказал мне о своей болезни. Тот же тёмный взгляд, такая тоска и боль в нём. У меня аж в груди защемило. Осторожно подвинувшись к нему погладила по плечу, затем положила голову на него. Андрей вздохнул и провёл мне по волосам:

- Не знал, не слышал, не видел - думал это плохо. А сейчас… век бы её, блин…

- Андрюш, не принимай близко к сердцу. Мож, у неё уже ум за разум?..

- Уже давно. Не было мозгов и к старости не нажила. Обвиняет меня в том, что семья распалась. Я так подействовал на Лёльку с Борькой, что они ушли от неё. Отец умер, так тоже я при делах. Теперь считает, что я её подставил в смысле бизнеса. Они посоветовались с Лавкиным и решили подать на меня в суд.

- Чего? – обозлённо заговорила я и просто как пружина распрямилась, - хрена ей лысого, а не суд. Тоже мне! Все её, видишь ли, подставили. И потом чего она в заявлении писать собралась?

- Что я опасен для общества, со своим СПИДом, - хмыкнул он, - понятное дело ерунда всё это, но противно до чёрта.

- И сколько уж говорено, а? – суровый хрипловатый голос.

- Не буду, Прош. Извини.

- Вот и неча, - всё ещё сурово проговорил он и зыркнув в Андрея ещё понизив голос, проговорил, - пора бы уже Андрюшенька. А то уж нехорошо больно получается.

Я удивлённо приподняла брови вверх. Чтобы Прохор вот так вот! Это перебор. Тут у меня в голове возникли и ранее им данные внушения в сторону Андрея, мысль оформилась в вопрос.

- Интересно, - начала я в какой-то непонятной рассеянности, - а что у вас секреты от меня?

- Есть такое, - кивнул Прохор и насупившись уставился на Андрея. Тот вздохнул и покачал головой, с упрёком глядя на домового.

- Классно, - опешив прореагировала я, - значит, мало мне этого всего с детьми, так вы ещё?..

Не ответив и только снова гневно зыркнув в Андрея, Проша исчез в своём вихре, на этот раз донельзя быстром.

- Ведь вынудил, а, - проворчал мой муж.

- Андрей! – повернулась я к нему. – У нас же не было никогда секретов. В чём дело? И вообще, чувствую себя как тогда, будто все вокруг всё знают, одна я как… как…, - вскочила с кровати и в ярости топнула ногой, - так что?!

- Катюш, я расскажу. Только постарайся воспринять спокойно.

- То есть ты меня, типа ограждаешь? – с иронией спросила я.

- Так и есть, - кивнул он и взглянул таким успокаивающим и мягким взглядом, невольно почувствовала спад накала. Но нахмурилась и всё стояла напротив него. Андрей предложил, - присядь.

- Хорошо, - напряжённо согласилась я и плюхнулась в кресло, - я слушаю.

- Катюш, как помнишь, мне назначили антивирусную терапию восемь лет назад. Я начал её принимать, но со временем, стал чувствовать себя хуже.

Да, это я помнила и очень хорошо. Тогда он то и дело пропадал у врача, который его проверял и менял эти дурацкие схемы, которые не помогали никак. Он тогда так похудел, что я начала за него просто уже бояться. Андрей наблюдая за мной кивнул и продолжил.

- В общем, я как-то раз сел в больничном коридоре и подумал, что это всё фигня. Сопоставил свои ощущения до начала и во время этого двухгодичного приёма и решил отказаться от этих таблеток.

- Что?! – выпалила я.

- Да. Я отказался от них тогда.

- Но…, - опешив, уставилась на него, - как же?.. Ничего не понимаю… А сейчас тогда, что ты принимаешь?

- Это натуропатия. Травы в основном, но тоже поддерживающие иммунитет. Плюс мой здоровый образ жизни, в котором ты – его стержень. Кать, дело в том, что тогда я плюнул на СПИД-центр и по совету одного, как мне тогда казалось, весьма странного человека съездил в институт иммунологии и попал к замечательному доктору, которая открыла мне глаза на этот пресловутый синдром.

- И что? Реально открыла? – я никак не могла выйти из этого состояния прострации.

- Ещё как, - согласно проговорил Андрей, - во-первых, сказала, что вируса иммунодефицита не существует.

- То есть как…, - округлила я глаза.

- Ну, в смысле есть нечто, выдаваемое за страшный вирус, но нет доказательств, что именно оно вызывает иммунодефицит. Вот такая интересная сказка, правда страшная малость. Нет этого подтверждения. Сам синдром существует, только вызывается он другими вещами.

- А как же анализы, тесты?

- Понимаешь, загводка в том, что они определяют не наличие вируса, а активность антител и заметь, к любому болезненному процессу в организме или его перестройке, например, при акклиматизации, спортивных нагрузках или беременности.

- Однако. То есть ты хочешь сказать, что по последствиям, судят о некоем вирусе? Точнее, мифическом вирусе?

- Ну да. Потому никакой антивирусный препарат не работает, поскольку нет источника. Точнее работает, но весьма агрессивно. Косит и своих и чужих.

- В смысле, - нахмурилась я, - что-то вроде антибиотиков, но круче?

- Во много раз. Бывает даже, что и сам сажает иммунитет до нуля.

- Однако… А синдром? Ты говоришь, что он всё-таки существует?

- Да. Но возникает он по другим совершенно причинам, никак не связанным с инфекционной природой. Дело-то всё в том, что возник он у геев и наркоманов, а они по определению страдают снижением иммунитета, поскольку беспорядочная половая жизнь и наркота к здоровью никак привести не могут.

- Подожди, подожди, - зачастила я, - но как же тогда ты? Почему у тебя он снизился?

- Операция, - пожал он плечами, - срочная и тяжёлая. Два переливания. Организм ослаблен. Затем стресс после этого объявления о положительном статусе, затем ещё добавила мать и не хило, как понимаешь. Да и вообще, по сути, не вылезал из этого состояния депрессии. Дневник ты мой читала, так что знаешь. Ну и конечно, отсутствие вот такой информации.

- Андрюш, а это точно правда? – с лёгкой подозрительностью спросила я.

- Катюш, вот если бы я продолжил ту терапию, то точно не дотянул бы до сегодня. Препараты эти сами по себе токсичны и как подтвердили последние исследования, убивают все клетки и иммунные само собой тоже.

- Но почему?! – воскликнула я, вскочив с кресла, - почему, ты не сказал мне?

- Вот в этом, - он поднялся с кровати и подошёл ко мне, - я немного виноват перед тобой. Но пойми, я тоже тогда с трудом воспринял эту информацию. Несколько лет жить под прессом смертельной болезни и вдруг тебе сообщают, что её нет и это всё миф. Хотел проверить и убедиться.

- Но почему же так долго, - чуть не простонала я, утыкаясь ему в грудь.

- Кать, ну прости. Беспокоился за тебя. У тебя и так было забот выше крыши. Дети, дом, работа. А мне надо было реально удостовериться, что это правда.

- А Прошке ты сказал, - обвинительно проговорила я, подняв на него глаза и еле сдерживая слёзы в них.

- Сам просёк, - чуть улыбнулся Андрей. – Домовой ведь.

- Но это точно? И ты получается здоров? А почему эти таблетки пьёшь? – скороговоркой выпалила я.

- В целом – здоров. А пью, как и говорил, натурпродукт. Просто есть некоторые последствия той депрессии, не более.

- О-о… ёлки же зелёные, - уже простонала я, - но всё это время… с семнадцати лет… какой кошмар. Из-за того, чего фактически нет?..

- Кать, - он прижал меня к себе, - прошу, успокойся. Представляю, если бы я тебе тогда сказал.

- Ужас, - выдохнула я и тут уже слёзы полились сами собой. – Как? Зачем? Ну, кому всё это нужно? – выталкивала я слова.

- Катюш, что ты имеешь ввиду? – наклонился он ко мне.

- Ну… вообще всё это? – махнула я отчаянно рукой. – Для чего весь этот обман, ведь столько людей, я не понимаю…

- Да как обычно. Власть, слава, деньги.

- И только? – ошарашенно взглянула на Андрея.

- Это для тебя «только», а для некоторых смысл жизни. Хорошо, что есть другие люди, которые за истину и помогают взглянуть с другой точки зрения, как произошло со мной. Вот этому и этим людям я благодарен и очень. Знаешь, как они себя называют? – ободряюще улыбнулся он, вытирая мне лицо.

- Как? – всхлипнула я.

- СПИД-диссиденты.

- Наверняка тяжеловато им приходится, - поддержала я Андрея.

- Так и есть. У меня довольно много набралось разного. Книги, фильмы, форум есть на эту тему. Там весьма подробно обо всей этой кухне. Так что, если хочешь изучить…, - даже не дослушав его, перебила.

- Конечно. Обязательно, - и уже уверенно кивнула головой.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34    


















Rambler's Top100