Елисеевы корни


Особо ничего нового в себе не нашла, Василиса, стоя рядом со мной и глядясь в зеркало, проговорила:

- Катюш, для себя, да для мужа своего ты неизменной останешься. А вот для окружающих, словно магнит будешь.

- Ясненько. Так что делаем?

- А вот делать нам с тобой придётся следующее. Надобно внимание на себя отвлечь, считай, приворожить Даниила, главное, чтоб за нами пошёл, а там Иван, да Андрей подхватят его.

- Слушай, а они справятся, - нахмурилась я, - если как Прохор говорит, то может реальная потасовка завязаться.

- За это не волнуйся. Взвар тот отменно действует, - хитро взглянула на меня.

М-да, рекомендации конечно, расплывчаты, но делать нечего. И Даньку этого отдавать не хочется выдрам, так ещё и детей наших вызволить надо. С этими мыслями прибыли всей компанией к клубу. Иван всё вспоминал свои боевые подвиги в кулачных боях, а мне как-то не по себе становилось. Василиса, видя моё состояние, достала какой-то листок, потёрла в руках и легонько дунула в мою сторону, стало легче и мысли, наконец, потекли в нужном русле.

Вот уже в клубе я в полной мере испытала это самое: неотразима. Парни, по образному выражению Прохора и вправду липли, несмотря на присутствие рядом с нами Ивана и Андрея, вообще обалдела от такого. Решили разделиться, но прежде я спросила:

- Слушайте, а как мы его узнаем-то? Я ж его в глаза не видела.

- А вот по этому, - лукаво произнесла Василиса, легко коснулась Андрюшкиного лба и свела наши руки вместе, - теперь вы будете чувствовать эту ниточку родственную. Ну и об обычном сходстве не забывайте, уверена, чем-то вы похожи.

- Посмотрим, - кивнул Андрей.

Сделав пару кругов по залам, попутно отбиваясь от предложений разного характера и степени тяжести, увидела русалок. Сидели втроём в дальнем угла чилл-аута и в самом деле попивая коньяк. Ну что сказать, Прошка был прав. Реально, сияли красотой, правда по мне такой холоднющей, снежная королева отдыхает. Хотя её не видела, врать не буду, но эти были хороши. Никса так вообще, тёмного золота волосы по плечам, томные зелёные глаза, шикарные ресницы, лицо гладчайшее, фигура – идеальные песочные часы, короткое тёмно-зеленое платье на ней во всей красе показывало идеальнейшие ноги. Тут я чуть не споткнулась, ноги? Как ноги? Оглядевшись в зал, увидела Ивана и бросилась к нему, ну, не совсем так, короче подошла.

- Вань, а почему у них ноги?

- У кого? – ошалело спросил он.

- Ну, у русалок.

- Ты их нашла? Где? – схватил меня в возбуждении за плечо.

- Там. В чилл-ауте, - махнула я рукой и уже более требовательно обратилась к нему. - Вань! Почему ноги?

- Тьфу! Кать. А как иначе? Они ж на охоте, потому и ноги.

- А хвост? – не отставала я.

- Всё при них, не печалься.

- Да больно надо, - фыркнула я.

- Тебе ж Прохор говорил, что день купальский близится. А в эти дни, они могут влёгкую образ менять. Коли надо напугать, будьте-ладьте, такими образинами обернуться, ну и наоборот оно конечно - глаз не отвесть. Лучше показывай, где сидят-то? Сторожко токма.

Указала ему тот стол, он тут же связался со всеми, обратившись к перстню. Затем, разорвав связь, повернулся ко мне, достал из кармана маленький листик, растёр также как и Василиса и вложив мне в руку, сказал:

- Дунь на меня. И не перечь.

Ну, что сказал, то и сделала. Лицо его как-то незаметно поменялось. То есть я-то видела что это Иван, но в тоже время, словно другой человек и глаза… ох, какие же стали глаза. Он тут же отвернулся и проговорил:

- Не смотри. То не для тебя, - и отправился в зал, усевшись за соседний стол.

Меня же отвлёк опять наш «звонок» по кольцу. Перед глазами картинка. В клуб входил молодой парень. Высокий, стройный. Интересный на лицо, но внешне совершенно не похожий на Андрея, но как только он повернул голову и чуть прищурился, меня прям холодок обдал. Ну, просто, Андрюшкина манера. Голос Василисы, словно в голове:

- Катюша, пробуй. Но аккуратненько.

Ну, что ж, тряхнём понимаешь. Чуть распрямила плечи, грудь вперёд и на абордаж, осторожненько. Взяла со стойки бокал с шампанским и вышла на танцпол, следя за картинкой, дабы попасться ему на глаза. Но чёрт! Этот шельмец резко свернул, выйдя из зоны показа. Я тряхнула рукой, отключив картинку и оглянулась. Да куда же он? Увидела его фигуру на входе в чилл-аут. О, нет! Нет! Тут же подняла обратно руку и мысленно позвала: Василиса, Андрей.

Мы столкнулись у входа в тот зал. И надо было ему сесть с другой стороны. Иван мило болтал с ними всеми, но понятно дело, силы неравны. Как только Даниил приземлился за другим соседним столом, да ещё, как на грех, Никса была ближе всех к нему, эта выдра переключилась на него. У меня прям сердце в пятки упало камнем. Василиса крепко ухватила меня за руку и через минуту я почувствовала тепло, медленно распространяющееся по всему телу. Пришла успокоенность.

- Так значит, - хмыкнул Андрей. – А если его просто за шкирман и на выход?

- Подожди-ка, не стоит сгоряча. Сперва пробуем мирно, да тихонечко. Не нужно это, чтоб другие-то вовлекались, - откликнулась Василиса.

- Ну и ладно, пробуем, - тряхнула я головой, но уже занеся ногу, обернулась к своей подруге, - а не узнают они меня?

- Сейчас нет.

- А насколько это временно?

- Ещё с часик потянет.

Развернулась, ну и вспомнив былое, пошла с походкой от бедра. Столики все были заняты, потому направилась, понятное дело, за стол к нашему родственнику.

- Добрый вечер, позволите присесть, - извиняюще заговорила я, чувствуя что мой голос как-то изменился, стал словно глубже и одновременно нежнее. И плавно указала на диванчик, зажатым в руке бокалом с шампанским.

- Само собой, - заулыбался он, в глазах и удивление и одобрение.

- Е… лена, - сам собой запнулся мой голос.

- Даниил, - не сходила с его лица улыбка.

Следующее, что я начала плести, назвать можно атакующим флиртом. Но собственно ощущения у меня были такие, словно и не я вовсе наговариваю, прям, как с Прошкиным тем охранительством. Что ж там такого Василиса наворожила? Или это они вместе с Прохором, чудны дела… Однако подруга моя останавливаться не собиралась и снова на её ладони что-то там засеребрилось-зазеленилось и муж мой направился в наш, уже довольно населённый уголок.

Дальнейшее было уж как-то совсем быстро. Иван, окатив милейшей улыбкой Маву и Ундину, вскочил и бурно приветствовал Андрея, обнимая и хлопая по плечу, потащил его за тот стол. Однако Андрей был хмур и недовольно что-то заговорил Ване. Русалки посмеивались поначалу, затем начали поглядывать уже с тревогой. Между парнями же начались тычки и однозначно уже не дружеские. В моей руке внезапно бахнул вдребезги бокал с пресловутым шампанским, я взвигнула. Даниил вскочив, перехватил мою руку и поднёс к глазам. На лице тут же возникла острая озабоченность. В это время рядом уже шёл бой, я распахнула глаза на поллица. Стол был прижат к диванам, словно отрезав пути к оступлению всем трём выдрам. А Иван с Андреем выдавали такой спарринг, короче, профессиональный бокс отдыхает. Ёлки же зелёные, да я ж сама Ваньку прибью, за суженого моего, паразит! Я рванула было в ту сторону, однако почувствовала, что меня дёргают и перехватывают, поднимая на руки, несут из зала.

- А-а! Отпусти! Куда! – заверещала я.

- Не ори, - приказал Даниил и каким-то невероятным ловким движением пристроил меня у себя на плече.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34    
















Rambler's Top100