Елисеевы корни


Несмотря на дневную жару, в парке вечером было прохладно. Оделись мы все по-походному. Василиса напоила нас с Андреем своим взваром. Не сказать, чтоб гадость какая, но вкус тот ещё. Но вот ощущения после него были весьма странными. Будто не чувствовала я Андрея, вот он есть, стоит передо мной, потрогать можно, но кожа стала прохладная, как-будто листвы ночной касаешься и запах лесной или травы какой, вот и в самом деле нет человеческого запаха, исчез русский дух. Ну, Василиса, надо же, ворожея.

По настоянию Ивана сошли с основной дорожки и пошли напрямик через лес. Фонарик, мной предложенный он отверг решительно, но Василиса что-то держала в руках освещая нам путь, неярким голубоватым светом. Честно говоря, вот так по парку, я никогда и не ходила. До этого всё по дорожкам с детьми, с Андрюшкой на велосипедах катались, тоже, само собой не напрямки через заросли. Потому когда повеяло холодом, с удивлением обнаружила, что подошли к пруду, тому самому, Ольняно-Оленьему.

Иван молча и сосредоточенно расставил нас всех по местам, ходил, надо сказать, как индеец и прутик не хрустнет. Притянув нас за плечи тихо произнёс:

- Итак. Родители. Не зевать. Эти две мымры когда начнут под нос свои заклятья бормотать, Соня с Васяткой вам будут открыты. Надобно только позвать их, да чтоб откликнулись. То вы увидите, не прозеваете, это точно.

- Как бы было иначе, - буркнула я.

- Без вариантов, - поддержал Андрей с суровостью в голосе. Я же, не удержавшись, спросила о всё крутившемся в голове.

- Вань, но вы-то точно справитесь? Может нам вернуться?

- Я те вернусь, - сдвинул он брови к переносице и потряс пальцем перед моим носом, - чтоб духу тут вашего не было. Ясно?

- А его и так нет, - насупленно заворчала я.

- Вот… Кать! – воскликнул он шёпотом и зыркнул на меня.

- Всё. Хорош, - прервал со спокойствием Андрей, - Ваня, не кипишись. Тебе тоже надо быть наготове, давай.

Иван легко развернулся, но всё же кинул в меня ещё один суровый предупредительный взгляд, направился в сторону пруда.

Сидели мы тихо, Андрей держал меня за руку и прислушивался. Собственно особо слышать было нечего, шум листвы от ночного ветерка, вскрики птиц и шуршание мелкой живности, коей в основном в нашем парке были белки и полёвки. Я непонятным образом успокоилась и прижалась к плечу Андрея, смотрела вверх на мерцающие звёзды, то и дело закрываемые кронами деревьев. Вроде бы ничего не поменялось, но этот холоднющий, промозглый дух русалок, я узнала сразу. Одновременно почувствовала и напряжение Андрея, он чуть повернулся ко мне и еле слышно проговорил:

- Они здесь, - я только кивнула в ответ.

Через некоторое время они заскользили в просвете деревьев. Поразительно, насколько же были хороши в своей студёной красоте. И правду Василиса говорила – их это ночь. Распущенные зеленовато-голубоватые волосы, прекрасные лица, глаза сиющие прозрачной холодностью. Одежды на них, можно сказать и не было. Почти прозрачные, словно струющаяся вода вокруг тела, платья или накидки, не поймёшь, странным образом и не скрывали ничего, но и не позволяли разглядеть чётко формы сих барышень, словно искажая, как за пеленой дождя или в тумане. За ними шёл здоровый такой детина, прям великан и просто волок рядом с собой Даньку. Тот что-то бурчал и каждый раз, как только здоровый подталкивал его, огрызался и сплёвывал. За это, семенившая следом, странная особа, то и дело стукала его по шее. При этом, грымза такая, вела наших детей за руки. Что заметила, испуга, страха у меня не было, только решимость, во чтобы то ни стало вернуть Соню и Васятку.

Тем временем, Данька скрылся из глаз в сопровождении детины и Никсы, направившись к пруду, который был вне нашей видимости. Слишком уж много растительности в этом месте отгораживало нас от того места, которое мы со всех сторон изучили по карте. Зато отлично было видно двух других русалок. Они поставили наших детей лицом друг к другу и Ундина высокомерно, но всё же стараясь говорить нежнее, обратилась к ним:

- Свяжите круг руками, да в глаза смотрите.

- А зачем это? – наклонил голову Вася.

- Надобно то, - пропела она.

- Ты вот, тёть неправильная, - мотнул он головой, - надо объяснить для чего, а потом и просить.

- Да, - кивнула Соня, - держали нас, держали. Ничего не говорили. Теперь в лес привезли. Мы, может, и не знаем что делать.

Мава шикнула недовольно, но тут же попыталась изобразить улыбочку на лице:

- Соединитесь, дети, дланями. Поможете нам колдовство старинное свершить и свободны, - заискивающе прошелестела она.

- И к папе с мамой? – недоверчиво и подозрительно спросил Вася.

- Да на все четыре стороны, - повела рукой Ундина.

- Не, - мотнул наш сын головой, - туда не хочу. Я к папе с мамой хочу.

- Да, - подтвердила и Софья, - а то не будем вам помогать.

Русалки переглянулись и выдохнув холодом, произнесли в унисон:

- Тому и быть.

- Слово дали, значит держите, - твёрдо произнесла наша дочь и взяла за руки брата.

Меня словно ударом тёплого воздуха в грудь, такая сила пошла от наших детей. Никакого свечения или там сияния, ничего такого не случилось, но ощущение какого-то поля возникло однозначно. Я чуть тронула Андрея, он повернулся ко мне, приложив палец к губам и едва улыбнувшись, кивнул.

Маву же с Ундиной будто током шибануло. Они с таким ошалелым выражением смотрели на детей, затем наконец, встряхнувшись, сосредоточились и медленно, распевно заговорили нечто непонятное. Впрочем прислушиваться мы не стали, по понятным причинам. Я пристально смотрела на Соню, а Андрей на Васятку. На лице дочки вдруг возникла загадочная улыбка и её слова зазвучали у меня просто в ушах:

- Да, мамочка. Слышу.

Вася же, также не отрывая взгляда от сестры, разулыбался лукаво и шкодливо. Андрей тронул меня за руку, я обхватила его ладонь. И тут же дети разорвали круг, мы рванули к ним. Андрей просто на ходу подхватил на руки Васятку, я почувствовала, что в моей руке ладошка Софии.

- Готово. К шоссе, - скомандовал мой муж.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34    


















Rambler's Top100