Елисеевы корни


Мы не бежали, мы летели просто. Причём как-то и кусты с палками под ногами не мешались. Впрочем, сила есть сила. Наша общая, семейная. У шоссе мы были за какие-то минут десять. Остановившись, Соня выдохнула и спросила:

- Пап, а ты про такси не подумал?

- Э… ну как-то не до того было, - запыхавшись, выговорил Андрей.

- А зря, - резюмировал с серьёзностью Вася и махнул рукой в сторону дороги. Я вздёрнула брови вверх в удивлении, глядя как наш сын решает вопрос транспорта. У обочины притормозила красная «Мазда». Честно говоря, вот этому уже не удивляюсь.

- Ну, привет, - опустил правое стекло Илья, - теперь всем семейством?

- Ага. Как видишь. Подбросишь?

- Без проблем. Запрыгивайте, - радушно предложил он.

- Ну, что ж. Приятно познакомиться, - протянул руку для пожатия Андрей. – Наслышан о тебе от супруги, - улыбнулся он и качнул головой в мою сторону.

- Взаимно, - ответил Илья и спросил, - куда везти-то?

- Дядя, а как твоя машина называется? – с огромным любопытством спросил Васята.

- Мазда называется, - улыбнулся Илья. – Продаю вот. Возьмёшь?

- Не, - замотал головой наш сын, - я же маленький.

- Так, Вася. Погоди малость, - предупредительно заговорил Андрей и обратился к Илье, - нам до того перекрестка, потом налево, там дальше укажу.

- Отлично, - кивнул он и начал отъезжать от обочины, дабы встроиться в поток. – Ну, так что? На выступление наше придёте, - подмигнул мне в зеркало.

- Да чего не придти, придём, - кивнула я. Андрей хмыкнул и проговорил.

- Интересно. Я вот тоже приглашение в клуб получил, что в Сокольниках. Название, правда, запамятовал, - постучал себя легонько по лбу.

- Илья, а твоя «Адемо», насколько помню? – поинтересовалась я.

- Ага. Точняк, - подтвердил он и спросил у Андрея, - а кто приглашал-то знаешь?

- Артём. Артём Жамнов.

- Одна-ако, - протянул Илья и коротко глянул на моего мужа, усмехнулся, - ну, мир тесен. Собственно это мы и есть.

- Тогда надо сходить, - с серьёзностью кивнула София.

- Э-э… знаешь, Сонь, - начала было я, но Илья, со смехом, перебил.

- Не волнуйтесь, мамаша, у нас и детское время есть. Кстати, музыку, которую играем, слышала. Забойных вещей нет, всё больше в таком именно стиле.

- Слушай, да. Музыку помню. Кстати, не записались пока?

- Нет пока. Планируем. И ещё, относительно места, играем в некурящем зале.

- Вот это конечно, здорово, - похвалила я.

Подъехав к нашему дому, мы распрощались, пожелав Илье удачно поменять машину. На что он со смехом, ответил:

- Да ладно. Махну не глядя. Мне вообще, больше какой-нибудь УАЗ подошёл бы, поскольку за городом часто езжу.

Кольцо на моём пальце легонечко закололо, когда мы уже открывали дверь нашей квартиры. Андрей приподнял свою руку, его кольцо чуть светилось, он хмурясь смотрел на него, подтолкнул Соню с Васяткой в коридор и повернулся ко мне:

- Катюш, как думаешь, стоит им показывать?

- Честно говоря, - засомневалась я и замямлила, - по-моему, в общем, не очень.

- Ага. Ну, я тебя понял, - кивнул он, заходя в квартиру. И тут же громогласно объявил детям, что сегодня на ужин у нас мороженое с просмотром мультиков. В ответ раздались одобрительные и радостные визги нашей малышни.

- Так, народ! – строго проговорила я, - кто не мыл руки, тому фигушки.

Они толкаясь ринулись в ванную.

- Лихо, - одобрил Андрей, - пойду, пока мороженое достану.

Устроив Соню с Васяткой в гостиной перед большим экраном, сами отправились на кухню, где тут же развернули картинку с помощью колец. И снова будто из леса не уходили, даже запахи и прохлада ощущалась, только ракурс был ближе к пруду. Даниил стоял у самой кромки воды, за его спиной в двух шагах – Никса. Чуть в стороне – громада Игната и рядом его Зима. Ундина и Мава похоже не попали в обзор. Данька чуть повернул голову к Никсе:

- Слышь? Как тебя? Может ноги развяжешь? – указал он вниз также связанными руками.

- Не перечь. Надобно то, - пропела ледяным тоном русалка.

- Блин. У меня ваще ноги затекли, - возмутился он.

- Недолго то будет тебя мучить, - едва скользнула по её лицу улыбка.

- А-а, - понимающе протянул он, затем спросил с любопытством, - слышь, а если он тебя забыл? Чё делать будешь?

- Вспомнит. Как я его любила, то никто не ведает и не дано такое никому, мне только, - высокомерно ответила Никса.

- Ну-ну. Чё особенная что ли?

- Так то и есть, - склонила она голову.

- Да, дура ты, - сплюнул он, - он у тебя первый что ли был?

- Замолчи! – вскрикнула она и грозно продолжила, - иначе заклятье наложу.

- Ага, - буркнул Данька, но уже себе под нос, - наложит, как же. Хотя может и наложит…

В этот момент Никса протянула руку вперёд, указывая в сторону пруда. Над водой что-то светилось красноватым отблеском, всё приближаясь к ним. Внезапно нас с Андреем обдало холодом и зашелестели слова:

- Прервана. Нет силы той.

- Но созданная ими, живёт.

- Мощь их чрезмерна.

В поле зрения появились две другие русалки и наблюдали за всё разрастающимся красноватым сиянием над водой, постепенно переходящим в белый.

В голове словно зазвучали голоса Ивана и Василисы:

- Ох и шельмы. Неужель свершат, а?

- Ванюша, не должно нам отчаиваться. Надобно настрой держать. Готов будь Даниила подхватить, а я дорогу вам освобожу.

- Ты что это удумула? – с подозрительностью заговорил он, - не смей даже. Срежь путы ему, остальное проще будет. Гедва-то где? Слиняла? Ведь обещалась быть.

- Да здеся она. За теми кусточками сидит, - вступил Прохор. – Игнатку с Зимкой на себя возьмёт.

- Тогда готовьтесь. Сейчас и начнём, пока Любояр не вошёл в Даниила. Ох и не думала я, что так сильны дети Елисеевы.

Мы с Андреем удивлённо переглянулись. Но тут же обратили свои взоры обратно, услышав истошный крик.

- Ох, Любояр! Любый мой! Как же долго ждала я тебя. Мечту лелеяла.

В свечении замершем над водой у самого берега виден был молодой парень. Как бы сказал Прохор справный. Широкоплечий, высокий. Открытое лицо и ясный взгляд. Оглядывал всю толпу на берегу с удивлением, затем перевёл взгляд на Никсу и тут же по лицу пробежало недовольство и досада.

- Мирна? Ты?

- Я Любоярушка! Как же долго я тебя ждала и искала. Иди же ко мне, - протянула она к нему руки.

- Зачем то надобно? – посуровел его голос.

- Мы любовь с тобой разделим, коей нам не пришлось в жизни земной исполнить.

- Так ты утопла, а я исполнил.

- За тебя же любого и в омут бросилася, а ныне хочу тебе любовь вечную предложить.

- Да на коль мне? - опешил он на мгновение.

- Ты представь только, любый мой. Вместе будем вечность проживать. В спокойствии, да любви бесконечной. Благость-то какая, - с томлением произнесла она.

- Яко в болоте? Так ли понял я? – прищурился он.

- Любоярушка. Зато вместе, навсегда. Время невластно над нами будет.

- От девка полоумная. Мирна! То не изменилося в тебе.

- От того, что тебя люблю, да жить неможно без тебя, - заговорила она страдальчески.

- Да не бывать тому, - уже со злостью произнёс он, - коли не слюбилося, так тому и быть.

- Во! – обрадованно вступил Даниил, - и я о том же. Слышь, Мирна. Если тебя бортанули, сама-то чё лезешь и на шею вешаешься?

- А это, что за добрый молодец? – указал на Даньку Любояр.

- Не молодец вовсе, - отрезала Никса, - то тело, для души твоей распрекрасной, дабы вместе нам стать.

- Ах, вот оно что, - понимающе проговорил Любояр, - из веков меня вытащила, дабы в чресла чужие запихнуть. А его-то куда б дела? В землю сырую? Сама, знамо русалкой обернулась, живого человека жизни б лишила, а меня, что полено безмозглое пользовала б? Ну и змеюка ты, подколодная, ох змеюка чёрная.

- Любоярушка, я до смертушки тебя люблю.

- До какой же до смерти-то, а? Нет у тебя ея. Сама себя лишила и любви и смерти, токма проживание пустое оставила, да голод холодный, до того, чего недадено тебе было. Да коль и сама не пожелала насладится жизнью да любовью земной, другого хочешь лишить? Не бывать тому, не бывать.

- Нет! Любояр! Ты со мною, со мною должен остаться!

- Должен ли? – вскинул он бровь.

- Да как же я без тебя? – запричитала она, - мне нужен ты, люблю тебя страстно, поселе должен со мною быть.

- Во даёт, - хмыкнул Даниил, - врёт и не краснеет.

- О сём и думаю, - согласился Любояр, - где видано, чтоб любовь в уговоре была. А ты хорош собою, потомок мой.

- Э… Ага, спасибо… на добром слове, - ошалело отреагировал Данька.

- Как лгать я могу, - рассердилась Никса.

- Мирна. Не люба ты мне была при жизни земной, токма и дворами бегал от тебя, так ты тут решила меня заполучить, не бывать тому, - лукавая улыбка, так напомнившая мне одновременно и Андрея и Даньку, скользнула по губам Любояра и он чуть кивнув Даниилу, словно оттолкнулся двумя руками от невидимой стены, начал отдаляться, паря над водой.

- Нет! Явись же враз ко мне! – зазвенел приказывающий ледяной голос.

- Поздно, - прошелестела Ундина.

- А дети где? – вопросила зло Никса.

- Под защитою матери отца своих, - пропела с надменностью Мава.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34    


















Rambler's Top100