Елисеевы корни


Прохор объявился через неделю, до того даже на мои вызовы не реагировал, что меня, честно говоря, напрягало. Андрей всё успокаивал:

- Не нервничай. Разберётся и явится. Помоги мне лучше проект завершить, - предложил он.

- Андрюшка, ну ты даёшь, - удивилась я, - из меня, знаешь, художник аховый. А потом, Витка же выздоровела…

- Она-то да. А ты мне описательную часть составь. Вот это у тебя классно получается, - он придвинул ко мне нетбук.

- Ох ну…, - усмехнулась я, - уговорил. Чего у вас там? Подарочная?..

- Она самая. Да ещё и сказочная, - подмигнул он.

- Я уж думала вы её закончили, - проворчала я, погружаясь в работу. Так мы и просидели пару часов, пока не раздался лёгкий хлопок и из бело-красного вихря шагнул Прохор.

- Вечера доброго хозяевам, - произнёс он.

- Привет, - дружно ответили мы.

- Выяснил чего, Прош, - продолжил Андрей.

- Так то ж…, - замялся он, - слухи одни, да сплетни неясные.

- Ну, хоть их выкладывай, - подстегнула я его.

- Троица, вам известная, чегой-то затеять решила, прознав, что Василисушка с Иваном не здесь обретаются. Не даётся им покой из-за вашей-то связи, отчего-то. Мне вот леший из восточных угодий Данила и обсказал, что туда-то переместились с Шиморой заодно. Местных русалок распугали, те жались, да толкового ничего не поведали. – Он фыркнул, - нечисть!

- Так, подожди-ка…, - застопорилась я. – Восточные, говоришь? Насколько на восток?

- Я и вещаю тебе, Катеринушка, - поднял он на меня лазоревые глаза, - те самые, где ваша усадьба-то обретается.

- Что?! – я аж подскочила на стуле и упёрлась в него взглядом, - они рядом с нашими детьми?

Краем глаза увидела, как Андрей тянется к своему телефону, но тот зазвонил сам. Он даже чуть вздрогнул от неожиданности, на мгновение нахмурился и поднёс трубку к уху.

- Слушаю вас. Да, это Андрей Елисеев.

Тут же его лицо стало жёстким и глаза ну просто чёрными. Я невольно сморщилась, да что ж такое.

- Этот факт не влияет на подписание договора, Игорь Алексеевич. В моём лице, вы получаете всецелую поддержку всего нашего издательства. И наличие у меня какого-либо заболевания не ставит крест на нашем сотрудничестве, это есть мизерный факт.

Прохор с таким же недовольством и досадливым выражением следил за разговором.

- Игорь Алексеевич, это ваше право. Однако, хочу заметить. Что ваши крики и угрозы о распространении моей личной информации караются законом. Рекомендую прочесть статьи сто пятьдесят один Гражданского кодекса, и особенно статью сто тридцать семь уже Уголовного кодекса. И поверьте, я пойду до конца, то есть до суда, - с холодным спокойствием закончил Андрей и отключил телефон. Встряхнулся и обернувшись к нам, проговорил с замедленностью, - как интересно переплетается в жизни. Лавкин оказывается работает с моей матерью.

- Вот, чёрт! – воскликнула я. Прохор машинально отреагировал.

- Не поминай, - с явным неудовольствием бросив в меня хмурый взгляд.

- Да леший с ним, - махнул рукой Андрей, но тут же был прерван ещё одним одёргиванием от домового.

- И ты тоже. Что ж это у вас всё нечисть-то в головушках. Немедля сплюньте, да через левое! – встал в позу, уперев руку в бок и упрямым взглядом сверлил нас. Пришлось подчиниться.

- Короче. Катюш, - продолжил после нравоучений Андрей, - пусть подумает. Контракт не шибко для нас важный, главное чтоб дальше не трепал. Ну, а если не удержит язык за зубами, напишу заявление.

- Ты серьёзен, - уважительно произнесла я.

- Более чем. Поверь, надоело выслушивать каждый раз ересь. Может у людей мозги включатся, хоть почитают об этом и вникнут, что такое ВИЧ, а не будут на непонятках строить свои версии. Да ещё… впрочем…, - не договорив, нахмурился он.

- Ты, вот Андрюшенька, зря это-то, скрытное. Надобно поведать-то, - вступил Прохор. Но я перебила, не вникая в суть сказанного им.

- Хм, сомневаюсь. Дуболомов больше, - проговорила обозлённо.

- Ну их, - отмахнулся Андрей и уставился пристальным взглядом в домового, - Прохор, так что с этими, русалками и кикиморой. И действительно Соне с Васятой что-то грозит?

- Так а им-то с чего ж? – удивился Проша.

- Почему они тогда именно туда переместились, как ты говоришь? Мы-то с Катей здесь, - Андрей показал указательным пальцем в пол.

- Ах ты, - всполошился вдруг Прохор и стукнул себя по лбу, - не додумал, не додумал…

- Прохор! – воскликнули мы вдвоём. Он вдруг заговорил быстро и совершенно непонятно.

- Так то ж… мудрая, гладь вкруг себя… примиряющее тепло… совет, помощь… а вдругорядь царственность да связь накрепко с силой-то природной… ай-яй… ум острый, да чувства сильнейшие. Ай, не польстились бы, вот это-то беда…

- Прохор, - рявкнула я, оборвав его причитания. Он замолк и уставился на меня, - чётко, подробно и раздельно! Так, чтобы я и Андрей поняли.

- Катеринушка, драгоценная моя…, - заговорил было, но его прервал звонок моего мобильника. Я уставившись на Прошку, ответила.

- Да.

- Катерин, что у вас происходит, - раздался голос Ивана в трубке, - Василиса нервничает.

- Здравствуй, - просто-таки стальным голосом ответила я.

- Приветствую. Так что?

- Тут понимаешь, нежить активизировалась. А Прохор полный бред несёт.

- И вовсе не бред, - возмутился Прошка.

- Цыц! Ваня, я не тебе, - тут же ответила в трубку.

- Я понял. А чего они проявились что ли?

- Они переехали к нашей даче. Поближе к детям. Что это значит? Василиса знает?

- Катюша, хорошая моя. – раздался голос Василисы. - Мы вылетаем ближайшим рейсом. Не нравится мне всё это. Ядвига, перемещение Ундины со товарками, да Шимора ещё там, ох не к добру это.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34    
















Rambler's Top100