Сайты партнёры:





Егор подошел к этим паренькам и спокойно, разъяснил им, что первым должен уехать тот, кто дольше ловит машину. Однако те не вняли разъяснениям, и разговора не получилось. Вместо этого один из парней выхватил из кармана куртки пистолет, наставил его на Егора и сказал:

- Ты, пид.., , я сказал, что мы уедем первыми, и значит все будет именно так.

Егор оставался стоять на месте, и не теряя спокойствия произнес:

- Ты считаешь себя сильным из-за того, что у тебя пугач в руках? – и презрительно рассмеялся парню в лицо.

А этот урод просто взял и выстрелил. Егор упал. Парни, которые были с Егором, на секунду застыли, как вкопанные. Этой секунды хватило, чтобы и урод и его приятель пустились в бегство. Друзья Егора бросились за ними и, в конечном итоге поймали их обоих, избили и сдали в милицию, еле сдерживая себя, чтобы не убить их на месте.

Оружие оказалось боевым. Егор умер сразу. Пуля попала ему в шею. Смерть была мгновенной. Ему было двадцать три года.

На третий день были похороны. Скорее даже не похороны, а акция протеста. К тому моменту было установлено, что урод, который убил Егора, является сотрудником милиции. В день убийства он находился в увольнении, но, несмотря на это, имел при себе табельное боевое оружие. А самым поразительным было то, что ублюдка, который наповал застрелил Егора на глазах у множества свидетелей, через двенадцать часов после задержания отпустили под подписку о невыезде, тоесть на свободу до суда. Уголовное дело в отношении подонка возбудили по статье «Превышение пределов необходимой обороны» подводя к тому, что Егор первым на него напал, а он был вынужден обороняться.

В шоке были все: сама Анна Анатольевна, товарищи Егора, которые присутствовали в момент убийства и мы, подростки, которые не понимали, почему убийца на свободе. Ну и что, что он сотрудник милиции. Он – убийца и должен быть наказан.

На похоронах Егора было около трехсот человек: его товарищи, соседи и множество учеников и коллег Анны Анатольевны. Всех возрастов и поколений, которые в этот страшный день пришли поддержать любимую учительницу в ее горе. Траурная процессия двигалась от дома Анны Анатольевны, через всю улицу к школе. На Анну Анатольевну было страшно смотреть. Ее вели под руки двое товарищей Егора, казалось, она не видела никого и ничего вокруг кроме гроба. Гроба с телом ее единственного ребенка, с телом молодого мальчика, который только начал жить, и у которого могло бы быть прекрасное будущее. Плакали все. Молодые и старые, парни и девушки, мужчины и женщины. Никто не прятал слез, и от этого большого скопления народа веяло ненавистью к беспределу в погонах, веяло страхом за своих детей и родных. Жуткое зрелище.

Возле школы состоялся митинг, где несколько человек, включая и директрису моей школы, высказали и слова соболезнования и свое мнение об этом чудовищном преступлении. Лично я считала этот митинг излишним, потому что каждый из присутствующих здесь скорбел, и не нужно было это озвучивать. Души людские стонали сегодня. Страшно.

Я не понимала, как Анна Анатольевна переживет это горе. Можно ли пережить такое? У меня не хватило мужества пойти к ней в первые дни после похорон. Я зашла к ней дней через десять после печальных событий. Не стоит браться за описание ее состояния. От цветущей красавицы не осталось и следа. Горе сделало свое дело, оно поглотило ее полностью, и не было на свете таких слов, чтобы утешить ее в тот момент. Однако Анна Анатольевна, имея потребность говорить о последнем дне жизни Егора, рассказала, что она ждала Егора со свадьбы, прилегла отдохнуть и случайно задремала. Проснулась от собственного крика. Ей приснилось, что у Егора кровь горлом пошла, а через час приехали товарищи ее сына, чтобы сообщить ей страшную новость. Единственная пуля попала в шею, в артерию… Смерть была мгновенной…

***

После окончания одиннадцатого класса я уговорила свою маму дать мне крупную сумму денег, и поехала в Москву за шмотками. В компаньонки я пригласила свою знакомую девочку, предварительно пообещав ей, что найду место для реализации купленных нами вещей.

Приехав в город Москва, мы, по предварительной договоренности остановились у моей подруги Алены, с которой дружили, учась в средних классах школы. Мама этой девочки тогда работала в Городском отделе народного образования и очень хорошо знала мою маму, а папа Алены был военным. Они переехали в город Ч. из города Мирный в связи с тем, что ее папа пошел на повышение. Однако и в городе Ч. их семья задержалась лишь на три года. Аленин папа стал генералом, и их семья переехала в город Одинцово Московской области, а уже через год и в саму Москву. С Аленой мы поддерживали отношения: изредка созваниваясь и регулярно переписываясь. На ноябрьские каникулы в девятом классе, я две недели была у нее в гостях. И вот, опять, приехав в город Москва на три дня, остановились у нее. Благо ее родители были не против. Затарившись в Москве вещами, мы, довольные, уехали назад. Уже дома, с помощью Андрея, я определилась с местом реализации купленных вещей. Этим местом стал самый популярный рынок города.

В те годы еще не было ни бутиков, ни салонов, ни фирменных отделов одежды. Были рынки. Престижные и не очень, и был рэкет. Тоесть за то, что ты продаешь вещи на рынке, ты должен был заплатить определенную сумму крутым парням. Конечно, можно было и не платить, тогда торговать тебе никто не даст не то, что на самых центровых местах, а за забором у рынка. Можно было не платить, а торговать. В общем, кто, как умудрялся.

В ближайшие выходные после нашего приезда, мы с компаньонкой с огромными сумками поехали на базар торговать. Андрей научил меня, что никому и ничего я платить не должна. С утра ко мне подойдет человек по имени Артур, представится, и если у меня возникнут какие-то проблемы, то решать я их должна только через Артура. Также Андрей назвал номер торгового ряда и торгового места, которое я могу смело занимать с утра.

Действительно, приехав на рынок и расположившись, я заметила парня, который стоял и наблюдал за нами. Он, увидев, что я поняла, кто он такой, подошел и представился. Его звали Артур. Это был очень милый, приветливый и вежливый парень лет двадцати шести, чей образ никак не вязался с общепринятым представлением о рэкетирах.

ДАЛЕЕ


Страницы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  



















Rambler's Top100