Сайты партнёры:





16 января 2006 года

Ане сказали быть готовой к выезду к десяти часам утра. Мы еще раз обсудили, как все будет, чифирнули, и Анюта поехала. Мы с Юлей приготовились к томительному ожиданию, но тут робот вновь открылся, и в хату вошла девочка. Светлые волосы, невысокая, худенькая, загорелая, видимо любительница солярия. Одета девочка была в дорогую фирменную спортивку. Лицо вновь прибывшей показалось мне знакомым. Девочка аккуратно положила матрац на пол, огляделась, поздоровалась и сказала, обращаясь ко мне:

- А ты меня помнишь?

Я удивленно покачала головой.

- Я работала в табачном киоске, где ты все время сигареты покупала, - сказала девочка, - да мы и живем в соседних домах.

- Да, да. Лицо знакомое, - ответила я ей.

Эта девочка напомнила мне меня саму десять дней назад. Было видно, что девочке очень плохо, что ее гнет.

- 228? – поинтересовалась я.

- Да.

- Чайку горячего выпьешь?

- С удовольствием.

Мы с Юлей заварили чифа, достали какие-то сладости и пригласили девочку за стол.

- Как попала то?

И Инна начала свой рассказ. Она подторговывала героином. Не торговала по полной программе, а именно подторговывала. К ней ходили несколько человек. Начала торговать порошком от постоянной нехватки денег. Кроме того, у нее на руках была больная мать и пятилетний сынишка. Муж Инны за совершенное преступление отбывал наказание в исправительной колонии. Мужа Инна ждала, регулярно ездила к нему на свидания. На все это требовались деньги, которых катастрофически не хватало, ведь на зарплату продавца в табачном киоске было невозможно жить одной, а не то, что «тянуть» такую ораву людей. Инна нашла такой выход из ситуации, а в процессе торговли и сама пристроилась на систему. Конечно, в человеческом плане можно осуждать таких людей. Однако, прежде чем осуждать, стоит лишь на секунду представить себе следующую ситуацию:

Ты одна, тебе чуть за двадцать и от тебя одной зависят судьбы твоих близких…

Конечно, можно устроиться на три работы одновременно. И что? Ничего это по большому счету не изменит. Инна не бегала по дворам и школам, давая попробовать наркотик детям. Она не ходила по улицам в поисках покупателей порошка. Она продавала героин наркозависимым людям, которые сами искали знакомства с ней.

Действительно, среди распространителей наркотиков есть уроды, которые намеренно присаживают людей на иголочку. Есть торговцы, которые начинают торговать только ради того, чтобы колоться самому и поэтому продают наркотики, в том числе и детям, но Инна к ним не относилась. В Инниной судьбе так сложилось, что именно в ее поддержке и помощи нуждались близкие. В какой-то момент она продала порошок в первый раз. Получилось. Во второй. В третий. Дальше – больше. Это не остановить. И не правы те, кто говорит, что это легкие деньги. Это не так. Это постоянный страх, что именно сегодня тебя примут. Это полное неверие никому. Неверие старым и проверенным друзьям.

Беря в руки пятьсот рублей за проданные 0,5 граммов героина, ты подсознательно ожидаешь, что сейчас из-за угла выбегут мусора и заберут тебя. Ты боишься, открывая дверь очередному покупателю, что ворвутся либо милиция, либо какие-нибудь уроды, чтобы забрать все то, что у тебя есть. Ты постоянно находишься в напряжении. Ты никогда не отдыхаешь. Даже во сне, ты живешь и точно знаешь, что через минуту, а может через час, ты обязательно получишь свою порцию адреналина. Нет, я не защищаю торговцев белой смертью. Говоря о том, что они чувствуют, я просто констатирую факт.

Другое дело, что торгуя наркотиками большинство тех, кто торгует мелким оптом и в розницу сами рано или поздно становятся наркоманами. И получается, что все, что они зарабатывают, а ведь это очень неплохие деньги, все уходит на прокорм их вены. Был у меня один знакомый, который употреблял в себя до пятнадцати грамм героина в сутки. Героина очень хорошего качества. А это около пятнадцати тысяч рублей. Так, когда этот парень решил лечь в платную клинику и анонимно перегнуться ему в клинике в этом отказали, мотивировав тем, что его организм не выдержит этого перегиба. Поэтому если кто-то умудрялся торговать, употреблять сам, да еще и хорошие деньги при этом зарабатывать – это скорее исключение, чем правило.

За десять дней до приемки у Инны после длительной болезни умерла мама. За неделю до приемки Инне из колонии позвонил ее муж и назвал сумму, которую нужно отдать, чтобы гарантированно уйти по УДО. Ее муж знал, что Инна крутиться как белка в колесе и на проплате этой суммы не настаивал, зная как ей тяжело. Просто дал знать. За три дня до приемки к Инне пришла постоянная покупательница.

В городе Ч. была одна очень знаменитая улица. У горожан она называлась Амстердам за обилие на этой улице девушек легкого поведения. Я не знаю, кем нужно было быть, или на сколько себя не любить, чтобы пользовать дамочек, работающих на этой улице, но видимо спрос на них все же был, коль они там находились. Покупательница Инны как раз и была проституткой с этой улицы. Порой, я по нескольку раз за день проезжала по этой улице, и лица работающих там девок, конечно примелькались. Инна стала описывать мне свою покупательницу, но я не могла понять кто это такая.

В общем, покупательница в первый день пришла и купила порошка на 1000 рублей, во второй день на 500 рублей и в день приемки на 1000 рублей. Инна продала ей порошок, а вечером вышла из дома и хотела поехать к своему поставщику за очередной партией героина. Она стала садиться в такси, когда к машине подбежали человек шесть мужчин в гражданке. Они орали: «Стоять! Это задержание! Не двигаться!» Потом предъявили ей свои удостоверения и сказали, что она задержана сотрудниками Госнаркоконтроля в результате проведения оперативного мероприятия «проверочная закупка», как сбытчик героина.

Инна обманула мусоров, сказав, что дома у нее есть наркотики и она хочет сделать их добровольную выдачу. Поэтому опера с улицы взяли понятых и пошли к Инне домой с обыском. Инна сделала это с единственной целью, попасть скорее к себе в квартиру, где находился ее маленький сын и семидесятилетний отец, и предупредить их о том, что она задержана и едет в тюрьму. Уже дома она сняла с себя золото, которого на ней было тысяч на пятьдесят, и отдала его отцу, сказав, что это на первое время. Опера были злы на Инну и не разрешили ей позвонить ее старшей сестре, чтобы та приехала и забрала ребенка. Обыск ничего не дал. Да он и не играл особой роли, ведь у сотрудников были веские доказательства для того, чтобы отправить Инну в тюрьму прямо сейчас.

Это видеосъемка за последние три дня, на которой сначала опера переписывают номера денежных купюр, в присутствии понятых и отдают их проститутке по фамилии Моголь. Она на видеокамеру говорит, что едет покупать героин к Инне и называет ее адрес. Видеокамера фиксирует, как Моголь звонит в дверь квартиры Инны. Потом как Моголь при понятых выдает сверток с героином и говорит, что несколько минут назад купила его у Инны. Так же то, как находясь в квартире Инны, опера сверяют деньги, изъятые у Инны со своими протоколами пометки денежных купюр. Из 12000 рублей находившихся при Инне в момент задержания, номера купюр на сумму 2500 рублей совпадали с номерами в протоколах, тоесть с номерами денежных купюр, которые в течение трех дней выдавались Моголь для покупки героина у Инны. Опера отлично справились со своей работой. Могут, когда хотят.

- Да, Инна, плохо конечно, но уже ничего не изменить, мы здесь, - сказала я,- а за свою закупщицу Моголь не переживай. Она все равно рано или поздно сюда подъедет. Было бы здорово, чтобы она приехала пока ты здесь. А сейчас лично я, находясь на твоем месте, написала бы на стене в привратке, кто такая эта Моголь. Потому что через привратку проходит каждая из заключенных при поступлении на Централ и каждый раз при выезде на слежку и в суды. Пусть ЛЮДИ знают, как ее встречать если что.

- А как же я это напишу? - спросила Юля.

- Кто-нибудь из девочек, кто первым поедет на выезд, тот и напишет, - говорила я, а самой вспомнилась одна ситуация.

Я покупаю сигареты в табачном киоске. Продавец - Инна. Подъезжает ВАЗ 2106 Старенькая, грязная машина. Из нее выходят двое подвыпивших мужиков и с ними неопрятная женщина в солнцезащитных очках. Октябрь, вечер, темно, поэтому я обращаю внимание на солнцезащитные очки этой дамочки, которая наклоняется к окошечку киоска и говорит продавцу:

- Пожалуйста, займи мне на несколько часов. Я с клиентами на два часа собралась. Нужно ехать, а я работать не могу.

- Почему ты в очках таких вечером?- спрашивает продавщица.

- Да, вчера в передрягу попала.

- А причем тут очки? Дамочка приподнимает очки, и у продавца и у меня округляются глаза от увиденного. Глаза дамочки украшают два смачных фингала. Огромные, фиолетово-коричневого цвета. Дамочка поспешно натягивает очки, пряча под ними издержки своей профессии. Продавец передает дамочке маленький сверток из фольги со словами:

- Если не будет денег через два часа, то больше никогда ко мне не обращайся.

- Будут, Инночка, сто процентов будут. Спасибо что выручила. Дамочка отходит от киоска и идет к машине, на которой приехала.

- Инна, а эта Моголь в октябре не ходила в солнцезащитных очках, пряча синяки под глазами? - спросила я у Инны, вспоминая этот эпизод.

- Да, Таня, она. Я же говорила, что ты ее вспомнишь.

ДАЛЕЕ


Страницы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  



















Rambler's Top100