Второй шанс.


Отработав в субботу у моих старых проверенных заказчиков, я приехал на место встречи с Веселиной. Оказалось, намного раньше приехал. Остановился недалеко от центрального входа в парк. Было достаточно людно и многоголосье окружало со всех сторон. И с дороги постоянный гул машин. Лето, только начало, а уже жара. Сначала вслушивался в обрывки разговоров, но потом, наоборот, попытался отстраниться и выключить из своего сознания. Стоял и от нечего делать баловался с тростью, пробегая по ней пальцами. Интересная и такая удобная всё-таки штука, сколько уже пользуюсь и всё равно удивляюсь.

- Колдуешь? – раздался высокий и мягкий голос.

- Привет, нет, почему ты так… а, что, со стороны так кажется? – я начал краснеть, да что ж, у меня за особенность-то такая? Как девица на выданье, в самом деле?

- Привет. Что кажется? Что колдуешь? Ещё как! Можно посмотреть, - почувствовал, она взяла мою трость. Я отпустил. – Какая интересная вещь. Что это на… ручке?

- Это… короче она с навигатором.

- Да ты что! Серьезно? Ты не шутишь? – удивление в голосе было абсолютно неподдельным.

- Не шучу.

- А как работает, покажи.

Так и не зайдя на территорию парка, я демонстрировал возможности трости, Веселина была вся в удивлении и внимании. Мне была приятна её искренняя заинтересованность. Теплота голоса, вживую это ощущалось ещё сильнее, я словно наполнялся им и ею самой.

- Кто же такое чудо придумал? – с неприкрытым восхищением спросила она.

- Корейцы.

- А как же ты приобрёл? Неужели у нас можно купить? – на этот раз недоверчиво.

- Нет. То есть, не знаю. Я был в израильской клинике там и купил её.

- Слушай, невероятно! У меня же дед был незрячий, но чтобы такое. Я его помню с такой здоровенной палкой, он то и дело кому-нибудь по ноге даст и при этом жутко расстраивался, говорил, что самый травмоопасный в семье – это он. А тут такая вещь классная! В Израиле, говоришь? А как тебя туда занесло? И давай, наверное в парк хоть зайдем, а то стоим тут…

Она взяла меня за руку и повела ко входу. Ладонь узкая, мягкая, а пальцы длинные. Кроме того момента, когда она вложила мне яблоко в руку, там на лестнице, я и не прикасался к ней. А она была не очень высокого роста, ощущение у меня возникло, что не многим выше моего плеча. Тем более, как я понял, она была не в туфлях, а в чём-то мягком, может, кроссовки или что-то вроде того.

Я постарался подробнее описать нашу первую поездку с Леонидом, потом рассказал об Исайе, его лаборатории непосредственно, о клинике в целом, прочитал небольшую лекцию о современных устройствах для незрячих. В общем, говорил долго. Веселина слушала и вопросов по ходу не задавала, даже странно. Я остановился:

- Ты меня слушаешь? – напряженно спросил её.

- Очень внимательно, - тут же откликнулась она.

- Просто вопросов не задаешь, - несколько замешкавшись произнес я.

- Все доходчиво и понятно. Ты хороший рассказчик, - абсолютно серьезно, на этот раз, сказала она.

- Приходится, иначе не поймут, - нахмурился я.

- Почему, с чего ты взял? – искренне удивилась Веселина.

- Просто при обычном разговоре, мы не замечаем, сколько же значит невербальное общение - мимика, жесты, взгляд.

- А-а, это я понимаю, с дедом также. Тебе нужно передать всё словами, описать.

- Да. Как-будто всё время по телефону разговариваешь, - усмехнулся я. - Знаешь, мне было трудно отвыкнуть первое время размахивать руками и сопровождать, точнее, пожалуй, даже заменять слова жестами.

- А-а, я тебя понимаю, я такая же. Мне обязательно надо жестикулировать, - фразу закончила с улыбкой в голосе.

- Ага, и поэтому уже после… ну того, что случилось, мне Леонид однажды даже руки привязал к туловищу, чтобы я не размахивал, наверное, боялся, что я кому-нибудь ненароком заеду в глаз, - усмехнулся я, вспоминая эти Лёнькины эксперименты.

- Гриш, а когда, то есть, сколько тебе было лет?..

- Шестнадцать.

- Надо же. В таком возрасте… наверно… тяжело было? – теперь в голосе слышалась растерянность.

- Да. Если бы не бабушка с дедом и, конечно, Лёня, если бы он меня так не заставлял… Он принял эстафету от доктора Александра Петровича, который меня наблюдал после аварии.

- Всё-таки это была авария? – спросила Веселина.

- Да, я не упоминал, но ты в первый раз так уверенно определила, что это был несчастный случай.

- Это, как раз несложно было определить. Я тебе уже говорила. Ну, я имею ввиду, что случилось что-то серьезное, ты же не просто шёл, споткнулся и упал. И ты помнишь эту аварию? Или всё случившееся…, - тревога проявилась в голосе.

- Это вообще последнее, что я видел, поэтому помню всё очень хорошо, к сожалению, - перебил я её.

- Страшно очень… так бы хотелось, чтобы такое не происходило с людьми, даже не с самыми лучшими, - очень грустно произнесла она.

- А-а, у тебя, что тоже? Кто-то пострадал? – напряжённо спросил я.

- Одноклассник…, - она фыркнула и продолжила, - ухаживал за мной, точнее… Он из азербайджанской семьи. У них своеобразные понятия на этот счёт, раз глаз положил, так всё – готовьтесь к замужеству. Я помню мои родители, когда узнали, были в шоке.

- Однако, повезло же тебе. Такого ухажера отхватить, – изумился я, - Как ты справилась?

- Ой, это долгая тема. Сначала пыталась просто поговорить, потом убедить, потом угрожать, а затем избегала его. Ничего не помогало. Он же ещё и ревнивый до чертиков. В итоге родители меня собирались отправить в Болгарию на всё лето, после экзаменов. Чтобы этот ненормальный остыл вместе со своим семейством. Ну, а он долго ждать не стал и устроил скандал прямо на выпускном… который стал для него последним в жизни, - она замолчала и вздохнула.

- На выпускном?.. И что же? Он тебе что-то сделал, – невольно мое сознание вызвало картину из прошлого. Мы садимся в машину, отец уже за рулем, я стою у задней двери, мама усадила Полинку в автокресло и садясь впереди, с радостным возбуждение и некоторым удивлением в голосе говорит: «Представляешь, Виталь, еще два года и наш Григорий закончит школу. Выпускной. Девчонки, смотри, какие красивые». Она окинула меня смешливым взглядом, на что я только махнул рукой и еле выдавил смущенно: «Ну, ма-ам». Мимо действительно проходили выпускницы в интересных разноцветных платьях и их сопровождали одноклассники в костюмах, сидевших на них несколько мешковато. Но были они все такие счастливые и веселые, хохотали и перебрасывались шуточками. И как Полинка радостно закричала, указывая на них ручкой: «Во! Гриня, смотри! Сколько женихов и невестов, правда здорово! Мам, я тоже хочу»! Мама рассмеялась и сказала ей: «Ты моё солнышко, как вырастешь, так тоже такой красавицей будешь!» Родители рассмеялись. Отец подмигнул мне и проговорил: «Ладно, не дуйся. Прыгай в машину».

Веселина потрясла меня за руку и спросила:

- Гриша, ты меня слушаешь? Похоже, ты где-то далеко.

- Веселина, скажи, а когда у тебя был выпускной? – почему-то всё схлестнулось вместе её рассказ и моё воспоминание.

- Так вот, сейчас как раз восемь лет. Ну да, надо же этот Самир… восемь лет уже, – говорила она медленно и раздумчиво, - Он и разбился в тот день на своей новой тачке, папа ему подарил на окончание школы. Тогда все наши мальчишки с ума посходили, ну как же, Ульманов-старший подарил сынишке игрушку – БМВ. Красный, красивая конечно машина, но счастья она ему…, - меня точно током вдарило, Веселина это заметила и сразу замерла рядом, насторожилась, - что случилось?

Я молчал. Неужели это возможно? Такое совпадение? Восемь лет назад я потерял всю свою семью. Красная БМВ. Восемь лет!

- Гриша, - потрясла меня за плечо она.

- А где… где он разбился? – наконец созрел у меня вопрос.

- На Рязанке, почти доехал до центра, да что с тобой? – она снова потрясла меня за руку, потом погладила по запястью.

- Похоже на то, - медленно проговорил я, - что мы… то есть моя семья и я встретились на этом шоссе с твоим Отелло.

- Что?! – голос её словно издалека долетел до меня. В нем было безмерное удивление и нежелание верить.

Я начал говорить медленно, стараясь передать как можно подробнее, то что до сих пор не удавалось мне вытряхнуть из головы, что до сих пор снилось мне время от времени. Как бросает из ряда в ряд ярко-красную бэху, как после очередного броска теряет управление и закручиваясь, несется неумолимо в нашу машину, попутно задевая вэн, что, наверное, и спасло жизнь мне, поскольку траектория БМВ поменялась и он влетел не с той стороны где сидел я в машине. Как брызнули осколки стекла от двух автомобилей и начало разрывать наш. Поехали стойки, двери, перекосило крышу, кресла куда-то вырывало из машины. Как что-то тяжелое навалилось на мою ногу и дробило её. Крик Полины опять зазвенел в ушах. Дальше всё, помню только вспышку. Мне потом рассказали, что загорелся двигатель нашей машины, точнее почти взорвался от такой силы удара.

- Ваша машина «Опель»? – еле выговорила Веселина.

- А-а… да, – растерянно протянул я.

- Ой, мамочки! – такая боль сквозила в её голосе.

Я почувствовал, что она садится прямо на землю. Нащупал её руку, потом подхватил за талию, приподнял её. Почувствовал, что её жутко трясет.

- Веселина, ты что? Объясни, что происходит? Что с тобой? – запаниковал я. Неужели так подействовал на неё мой рассказ. Она закивала головой, поскольку я держал её, то почувствовал это движение. - Подскажи, где можно присесть? – спросил деревянным совершенно голосом.

Она сделала пару шагов, потянув меня за руку, усадила рядом с собой. Молчала, я слышал, что она плачет. Через какое-то время вздохнула глубоко и прерывисто:

- Гриш, я такая дура! Я послужила невольной причиной этой аварии. Мне и сейчас это не даёт покоя… Если б я знала, - она снова всхлипнула и тяжело вздохнула.

Я не отвечал. Ждал подробностей. Не мог её сейчас утешать. Во мне боролись два несовместимых чувства: моя семья погибла, я еле выкарабкался, и только этого не хватало, Веселина могла быть причиной… а с другой стороны, я уже не мог остановить то пришедшее с ней чувство, она влекла меня, волновала и влюбляла в себя.

- Гриша, он меня тогда довел до белого каления – она заговорила гневно, с огромным напряжением и каким-то раскаянием в голосе, - Я так психанула тогда, понимаешь, выпускной все веселятся, а он как… как дундук, всё ходил за мной, гнал полную чушь. Они, понимаешь ты, решили, что уже всё устроено, что я с выпускного и сразу в ЗАГС с ним побегу! Короче… Я… Я не выдержала… Я врезала ему так… Аж, отпечаток на его щеке остался. Меня ребята оттащили от него, а он с бешеными глазами выбежал из школы и за руль, своей этой новой тачки и умчался. И только потом мы узнали, что он разбился и врезался ещё в две машины. Что есть жертвы… Что погибла семья… Ох, какой же кошмар…

Она уткнулась мне в плечо и всхлипывала. Несмотря ни на что, у меня отлегло от сердца.

Черт, вот ведь напугала! Понеслись мысли в голове. Я думал, она реально что-то такое совершила. В голову до этого момента лезли всякие домыслы о порче машины, этого неуправляемого Отелло, в разных вариантах - прокол колес, порез тормозного шланга и тому подобная дребедень. Как в кино, вот же фигня какая…

- Веселин, ты, прости конечно, но с чего ты взяла, что именно ты виновата в этой аварии? – я слегка погладил её по плечу.

- Ну как же, - вскинулась она, - я же его ударила, а они, горцы эти треклятые терпеть не могут когда женщины… в общем он рассвирепел и бесконтрольно вёл машину, и…

Я прижал её голову к себе, чтобы она замолчала и заговорил ей в ухо:

- Выброси эту хрень из головы. Напридумывала себе, невесть что. Если у него нет мозгов и тормозов, это могло случиться из-за чего угодно. Кто-то для него не так встал, не так сел, не так сказал – это уже человек такой – его не переделаешь. Если он ревнует к фонарному столбу и не понимает слово «нет», то это его проблема, но не твоя.

Потом оторвал её от себя, потряс за плечи, пытаясь сосредоточиться и направить свои глаза хотя бы к её лицу:

- Я хочу, чтобы ты перестала об этом думать в таком ключе. Да… Моя семья… её нет. Но сейчас уже ничего не изменишь, – сказал я с нажимом, потом более мягко попросил, - возвращайся, Веселина, ты мне очень нужна, слышишь? – Наверное, это эгоизм с моей стороны, но сейчас мне действительно хотелось с ней говорить, слушать её мелодичный голос и удивляться её словам и фразам.

Она кивнула, я понял по тому, как она коснулась меня лбом:

- Ты уверен? Ты не…, - я перебил.

- Я очень хочу ощущать ту смешную девчонку, которая не дала мне с голоду умереть и водички холодной принесла. Такая классная и смеётся здорово, - я снова провел по её руке, мокрая вся, наверное, слёзы вытирала. – Слышишь?

- А-ага, тогда подожди, сейчас вернусь, – попросила она.

Я всё держал её за руку.

Следующая страница




1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77    




















Rambler's Top100