Сайты партнёры:





Картели Колумбии: до и после Пабло Эскабаро


— Как вы догадываетесь, что пациент наркобарон?

— Конечно, он называет другое место работы. Но когда видишь на его бычьей шее и на руках золотые цепи, на ногах мокасины из страусиной кожи и стоящих за спиной квадратноголовых телохранителей, можно не спрашивать, чем он занимается.

— А был ли наркоманом Эскобар?

— По просьбе Эскобара мой знакомый психиатр выписывал ему рецепты на транквилизаторы. Препараты снимали у «патрона» тревожное состояние и в умеренных дозах вызывали эйфорию.

Пора прощаться.

Одна из задач «Прометея», говорит Мария Изабель, пробудить в человеке любовь к себе. В основе многих проблем лежит наше небрежное отношение к собственной личности. Мы умеем служить семье, близким, обществу, но, когда забываем о себе, не любим себя, наши старания обречены. Пока человек не полюбит себя, пока не сумеет реализоваться, он ничего не сможет дать другим. Эгоист живет в постоянном ощущении нехватки, все вокруг ему постоянно что-то должны. Завладев чем-то, он ни с кем не поделится. Но человек, умеющий любить себя, не таков — он полон любви, он жизнерадостен, он с удовольствием делится тем, что имеет: «Мне нравится эта чашка, возьмите ее, полюбуйтесь, какая она красивая. Я очень хочу поделиться с вами».

В Боготе я узнал больше о наркотике, по звучанию схожем с базукой, ручным гранатометом, — басука. Колумбийцы уверяли, что совпадение неслучайно («Ну что там одна буква!»), если иметь в виду последствия от его употребления. Тем не менее этимология слова остается спорной, в отличие от необъяснимого стремительного роста популярности опасного порошка. Родиной «чертенка», «сумасшедшего желания», «банана», «пасты», «дешевого кокаина» и как там еще его называют считается Перу, где о нем заговорили в 1972 году; шесть лет спустя наркотик со скоростью эпидемии распространился в Колумбии, Боливии, Эквадоре. Потребители басуки утрачивают аппетит, их изводит бессонница, они становятся агрессивными, у многих симптомы паранойи. С дьявольской силой наркотик подталкивает людей к самоубийству, особенно женщин.

Говорят, производить басуку начали крестьяне горных районов, где плантации коковых кустарников давали урожай листа с пониженным содержанием алкалоидов. Возможно, причиной были особенности почвы или климата, но хозяевам участков, дабы не разориться, не оставалось ничего другого, как искать способ использования тех листьев, какие посылала недобрая к ним природа. В процессе переработки листьев в кристаллизованный кокаин они стали получать сырой нерафинированный экстракт — полуфабрикат, еще не освобожденный от остатков растворителей — красного (с содержанием олова) бензина, керосина, эфира, каустической соды, аммиака, серной кислоты, талька, размельченного кирпича. Вкус коковой пасты вяжущий, вроде айвы, но с особым сильным запахом, который возбуждает желание втянуть в себя кисловатый дурманящий дымок .

Молодые люди жгут басуку в металлической кастрюле и, сев в кружок, вдыхают пары. Через пятнадцать секунд приходит эйфория: взмываешь в иные миры, легко паришь над землей. При жевании листьев коки такое состояние наступает минут через пять, при вдыхании кокаина — через две минуты, а тут моментально, как при внутривенной инъекции. Но время блаженства коротко, не более четырех-пяти минут. И крылья обвисают, как мокрые тряпки, на душе становится муторно, тяжесть сдавливает грудь, погружаешься в депрессию, вырваться из которой поможет только новая, увеличенная доза. Так говорил о своих ощущениях художник-наркоман, с которым меня познакомили в одной из клиник Боготы.

Притягательная сила басуки исходит от содержащихся в ней психоактивных алкалоидов. Хотя их меньше, чем в кокаине, а сам порошок тяжел и грязен, одуряющий эффект от него более быстрый и сильный. От поклонников басуки я слышал и другую версию ощущений: сразу же портится настроение, впадаешь в меланхолию, чувствуешь слабость и недомогание. По-видимому, разность ощущений объясняется избирательным характером воздействия басуки на психический склад, сформированный культурно-этнической средой.

Курильщика басуки можно отличить по неестественной бледности кожи, сухим, потрескавшимся губам, расширенным зрачкам. Он еле ворочает онемевшим языком, не сразу разберешь бессвязное бормотание. Его тело трясется, нервная система гинерактивна. У многих сердечная аритмия. Общаться с таким пациентом тяжело. Он раздражителен, ничто не вызывает в нем интереса, у него чувство вины и беспомощность перед самой ничтожной проблемой. Колумбийские медики установили разрушающее воздействие басуки на мозг и нервные клетки, теряющие способность к восстановлению.

Особенно тяжелы последствия от курения басуки, приготовленной с использованием красного бензина. Растворимое в нем олово может вызвать желудочно-кишечные, кожные заболевания, энцефалопатические явления. Когда измученному бессонницей удается заснуть, во сне он обычно видит самого себя в поисках новых доз. Происходит умственная деградация и распад личности.

В столичном отеле «Америка» я провел вечер с лейтенантом вооруженных сил Колумбии Хавьером Омара, участником боевых операций против вооруженных наркодельцов в южных департаментах. Он интересен был не столько военным опытом, сколько своими познаниями в истории проникновения в его страну наркотических веществ. Формально он ушел из армии, взял на себя охрану нефтяных промыслов совместного колумбийско-американского предприятия. На предприятие время от времени нападают блуждающие по лесам партизаны, которые берут под свою защиту плантаторов, выращивающих коку. Хавьер привык к постоянной опасности, у него за поясом «смит-энд-вессон», прикрытый замшевой курткой но в отличие от многих здешних военных для него долг не превыше сострадания. Сострадание к людям обременяет его жизнь. Однажды, еще будучи в армии, он со своим отрядом ворвался в дом, вокруг которого простирались три гектара коковых посадок. Надо было сжечь дотла хозяйство, и он готов был это сделать, но когда увидел на земляном полу спящих детей, глубокую старуху и ее сына, лет тридцати, неловко предлагавшего ему деньги, только бы не обижали солдаты семью, он приказал солдатам покинуть дом: «Нас здесь не было!»

Вот что я узнал в тот вечер. Первым крупным незаконным бизнесом в Колумбии была марихуана, завезенная англичанами морем из Индии в конце XIX века. Семена предназначались для закладки плантаций, способных обеспечить сырьем производство конопляных мешков, веревок, жгута. Очень скоро люди обнаружили другие возможности конопли — медицинские и психотропные, но почти полвека лихорадки не наблюдалось. Только с шестидесятых — семидесятых годов, с началом движения хиппи, стал расти спрос на марихуану и гашиш. Выращивание конопли становилось бизнесом, в который вовлекалось все больше людей. Колумбийские и мексиканские конопляные плантации скоро стали основными поставщиками наркотика в промышленные районы США.

Часть 1       Часть 2       Часть 3

К оглавлению






















Rambler's Top100