Сайты партнёры:




Психиатрия - индустрия смерти



Психиатрия в СССР

«Быть верными коммунистическим идеалам. Убеждённо, с революционной настойчивостью претворять в жизнь ленинский завет: «Учиться коммунизму. Трудиться самоотверженно, по-коммунистически. Всей жизнью своей утверждать на Земле дело Ленина, дело партии» Клянёмся!» - советский режим требовал абсолютного повиновения, тех кто не следовал линии партии, считали диссидентами и объявляли врагами государства. Только намёк в органы безопасности и человек мог изчезнуть без следа в одной из специализированных психиатрических клиник.

Невзирая на опасность диссиденты воплощяли свои идеи свободы в действие. Рассказывает советский диссидент Пётр Старчик: «Я вёл жизнь тайную, конспиративную. Никто не знал, что я это делаю, у меня была маленькая подпольная типография. И я стал делать листовки...» Другие считали себя законопослушными советскими гражданами.

- Я например уверенно считал, что я один из лучших советских людей. Когда уже меня арестовали и написали: «Особо опасный государственный преступник», я рассмеялся. Я при нём, при этом же самом нынешнем генерале, рассмеялся... А он мне вызывает психиатра наутро... - говорит Борис Ковхар, политосуждённый.

По мнению советских психиатров все диссиденты страдали от негибкости убеждений, что подпадало под новый диагноз, вялотекущая шизофрения. Подобно своим коллегам в другим странах, советские психиатры назначали мощные препараты для излечения пациентов.

- Они никогда их с удовольствием не принимали, и они находили пути, что бы их не принимать. Мы были обязаны проконтролировать приём лекарств, что бы они дошли до больного. Вот они где то уже в горле... проглатывают — всё, ротовая полость чистая. И потом такие делают движения и отрыгивают... - рассказывает бывший санитар психбольницы.

Вот рассказы некотрых пациентов : «Врач на обходе говорит, как себя чуствуете, Пётр Петрович? Я говорю, послушайте, а там, когда пять кубиков галоперидола, тогда слюна до полу, перекошенность, одни мышцы растягиваются, другие сокращаются, совершенно ужасные позы, лицо всё ужасное, на душе страшно. Самое главное описать это состояние невозможно.»

«Санитары совершенно безнаказанно могли избивать. По любому поводу, или вообще без повода. Вот, например, санитар открывает дверь, а ты оказался в проёме двери. Этого достаточно было, что бы получить удар. Если больной оказал сопротивление при избиении, то его могли привязать и привязывали, и продолжали избивать уже привязанного.»

«Проходит, допустим год-два, выписывают убийц, насильников. А мне врач говорит — Михаил, ты бы лучше убил кого-нибудь, мне бы легче было тебя отсюда вытолкнуть!»

С 1967 по 87 годы советское правительство арестовало свыше двух миллионов человек, которых по политическим причинам признали душевнобольными и заставили пройти психиатрическое лечение. Психиатрия и сегодня остаётся средством принуждения практически всех государств в мире.

Например было выяснено, что в Гитмо, залив Гуантанамо, действовали команды профессиональных психологов-бихевиористов, которые работали с военными и советовали, как можно сильнее давить на военнопленного. Психиатрические злоупотребления зафиксированны по всему миру. Некоторые профессионалы психического здоровья совершили предательство согласно медицинской этике, но за этим никто не следит.

Но психиатры никогда не применяли психические и физические истязания только к политзаключённым. Они постоянно видоизменяли их и подавали публике, как терапию.

Назад         Далее


















Rambler's Top100