Сайты партнёры:





-Не подумай, что я собралась тебя учить, - сказала я, - но если ты не получишь профессию и будешь продолжать баловаться химией, то рано или поздно ты окажешься в тюрьме, понимаешь? Очень жаль, что так сложилось в твоей жизни, что ты сирота при живых родителях, но хоть ты и очень юн, ты должен понимать, что все зависит только от тебя. Есть две дороги. Первая – тяжелая, полная препятствий и лишений, но со светлым концом. Вторая – легкая, ведь проще всего не решать проблемы, а убегать от них с помощью алкоголя или наркотиков. Однако эта дорога ведет в тупик. Либо тюрьма, либо смерть. У всех абсолютно. Просто у одних раньше, а у других позже, но финал один. Я старше тебя, но я оступилась и пошла по второй, легкой дороге. И вот я здесь. Скорее всего надолго, но после того, как я переживу это, заплачу за эту ошибку очень дорогую цену, я не встану больше на этот путь. По крайней мере приложу все усилия, чтобы не встать на него, потому что он ведет в никуда… Поэтому, если можешь, прими правильное решение.

Мальчик поднял на меня глаза полные слез, глаза взрослого, много перенесшего в жизни человека, и с горечью сказал:

- Почему у меня нет семьи? Почему именно у меня? Ты не понимаешь, ведь я никому не нужен. Вот умри я сегодня, никому и дела до меня нет.

Я и сама чуть не плакала от жалости к этому совсем еще ребенку:

- У тебя будет семья, понимаешь, обязательно будет. Твоя семья. Твоя жена и твои дети. Ты будешь нужен им, но это будет лишь в одном случае, если ты пойдешь первой дорогой.

За мальчиком пришла учительница из интерната. Он мгновенно превратился в волчонка. Дерзко, с ненавистью разговаривал с ней и с сотрудниками милиции. Она увела его с собой, он развязно пошел за ней. Маска волчонка – наверное, ему так удобнее. Напоследок мальчишка оглянулся:

- Держись! – сказал он серьезно, по взрослому, - Все равно все будет хорошо. У кого Бог много забирает, он позже еще больше дает. Это правда, - сказал он и ушел.

В восемь утра все ожило, началась пересмена, и мне сказали готовиться ехать в Изолятор временного содержания, вывели на улицу и посадили на переднее сидение в РАФик Сзади сели двое конвойных. В клетку, расположенную в задней части автомобиля насадили около пятнадцати бомжей.

-Куда едем? – поинтересовалась я.

Конвой объяснил, что сначала едем в суд, чтобы судья дал санкцию на арест, тоесть расписал, сколько суток заключения получит каждый из имеющихся в наличии пятнадцати мелких хулиганов. Меня в суд не поведут, так как я была в федеральном розыске, а, следовательно, арестована согласно санкции. Я буду ждать в машине, пока решится судьба бомжей, а потом всем составом мы проследуем в Изолятор. Я обалдела.

- Это сколько времени мы в суде пробудем? – спросила я.

- Ну, считай минут по пятнадцать на каждого хулигана, это примерно четыре часа, - ответил конвой.

Я расстроилась. Четыре часа сиднем просидеть в РАФике. В то время, как мне уже настолько плохо, что я не только сидеть, я соображать уже не могу. Сутки не спала. Со зрением что-то произошло, все расплывается перед глазами. Наверно на нервной почве.

Подъехали к зданию суда. Пока конвой увел в суд мелких хулиганов, я уговорила водителя доехать до ближайшего магазина, где он купил мне на имеющиеся у меня деньги чай, кофе и сигареты.Мне вновь пришлось убедиться, что не все представители власти сволочи. Идя со мной в магазин, водитель в жесткой форме нарушал должностную инструкцию, что было чревато не просто выговором, а увольнением. Однако он поступал так зная, что навряд ли я когда-нибудь отблагодарю его за это, потому что мы навряд ли когда-нибудь увидимся. Не знаю, что им двигало. Я привыкла к тому, что мало кто даже пустячную услугу окажет просто так, тем более сотрудники милиции, поэтому за последние сутки уже устала удивляться тому, что оказывается и многим из них ничто человеческое не чуждо.

Действительно через четыре часа всех мелких хулиганов вывели на улицу, погрузили в РАФик,и мы, наконец, поехали в Изолятор временного содержания. Заехав во внутренний дворик, я услышала за спиной лязгающий звук закрывающихся ворот.

Меня первой вывели из машины. Конвой завел меня в комнату с зелеными стенами, в которой находился неопрятный человек в камуфляже. Конвой вышел за дверь, а я осталась наедине с этим человеком.

- Раздевайся, - услышала я наглый голос этого типа и сняла верхнюю одежду.

- Полностью, - сказал он, чем взбесил меня окончательно.

- А ты что, доктор, чтобы я перед тобой раздевалась? – я еле сдерживала гнев.

- Да, доктор.

- Халат белый одень, доктор, а там и поговорим, - шипела я.

- Ты посмотри, какая наглая, ты посмотри, как разговаривает, - разорялся он.

Я не стала вступать с ним в дискуссию. Молча сидела и с ухмылкой смотрела на него.

- Подойди сюда, я отпечатки пальцев твоих сниму, - недовольно сказал он.

Я подошла, он откатал отпечатки моих пальчиков и, повернувшись к двери, крикнул:

- Готово!

В дверь вошел тот же конвой, который привез меня сюда, и я отправилась за ним в следующую комнату. Оказавшись на пороге, я увидела прямо перед собой большой стол, за которым сидели человек шесть врачей в белых халатах. Вот он – мой шанс не остаться в этом учреждении, подумала я.

- Фамилия, имя, отчество, статья, откуда привезли? Я ответила на все вопросы.

- У вас статья такая… Сама употребляла? – спросили у меня.

- Да.

- У вас сейчас ломка?

- Да. Вторые сутки пошли. Я очень плохо себя чувствую, кроме того постоянные боли в области грудной клетки. Дыхания не хватает. Очень плохо. Я сердечница с детства.

- Нет, нет, нет, – заголосила какая то врач, видимо главная из присутствующих, - я не приму эту девушку. Везите ее в тюрьму. Ни на минуту не оставлю. А вдруг ей совсем плохо станет? Что я с ней делать буду? Чем спасать? Лекарств нет. Нет, нет,и еще раз нет, - и повернувшись к моему конвою, добавила, - увозите в тюрьму.

Моя душа ликовала. Это именно то, чего я и хотела. Из двух зол нужно выбирать меньшее. Однозначно в данной ситуации лучше в тюрьму. РАФик вез меня на Централ города Ч.

ДАЛЕЕ


Страницы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  



















Rambler's Top100