Пересечения


Полина увидела свой трамвай, вот же! Надо пробежаться, а то потом когда еще следующий подъедет? Она припустила к подъезжавшему вагону, залетела последней, запыхавшись. Протянула водителю деньги за билет. Развернулась к турникету и взгляд ее упал на молодого человека. Собственно обратила она на него внимание, потому что он явно был очень высок ростом, ноги ему пришлось выставить далеко за зону кресел, в проход и потому, что лицо его было такое расстроенное и потерянное, что ей даже жалко стало его. Вот ведь у человека что-то приключилось, но вот так, с бухты-барахты не подойдешь и спросишь: «Что у вас случилось»?

Рассуждая об этом, Полина прошла в конец вагона и уселась в последнее в ряду, кресло. Открыла файл на телефоне, для чтения, но почему-то не читалось. Она тоже уставилась в окно, как и тот расстроенный молодой человек и наблюдала за картинками улицы.

Вот теперь придется ждать еще и так долго! Квоты, места. Эх, были бы деньги, давно бы уже сама оплатила всё. Может тогда Саша… Нет, сама себя прервала она. Какое там! Сначала ведь не волновало его это или он так тщательно скрывал, интересно? Обхаживал, цветы, кино, мороженое и шампанское, а потом, спустя год – раз и нет его. Только искать с ним встречи, все-таки не стоило. Такую пламенную речь выдал. Я тебя любил, а ты оказалась не такой. Ты мне обещала, что все изменится, как будто от меня это зависит! Вот, многие уже прооперировались, а ты что? Так до конца жизни и будешь, непонятно как разговаривать? Целый год его устраивало, а теперь проблемой стало.

Следующую встречу назначил он сам. Даже странно было. Пришел официальный такой. Не пиши, не звони, не ищи. Искала я его что ли, вот сейчас-то? Мой папа помог мне с распределением, я уезжаю в посольство страны, которую тебе знать не надо, и папа просил передать тебе, чтобы ты меня не беспокоила. Каково! А меж тем дружили, что называется, домами. Вот же… стервец!

Она затрясла головой, медно-каштановые волосы закрыли лицо. Откинув их, она решила, что лучше подумать о другом. Снова взгляд в окно, трамвай стоял на остановке. На противоположной стороне улицы молодые мамочки с колясками оживленно что-то обсуждают. Рядом уже малыш постарше, упрямится, топает ножкой. Так и что же это он злится? Ага, мама просит сесть на ярко-красный трехколесный велосипед, а он машет отчаянно головой, сложил руки на груди и смотрит на мать исподлобья. Она опять ему что-то выговаривает, потом выражение лица ее меняется, она улыбается, с хитрым прищуром и указывает рукой в сторону булочной. Подкупила, значит? А с другой стороны, что делать, если такой упрямец? Малыш серьезно кивнул головой, уселся на велосипед и гордо порулил впереди матери к той самой булочной. Полина наблюдала эту сценку, пока не тронулся трамвай, но эпизод оставил приятное ощущение в душе и улыбку на лице.

С этой улыбкой она подошла к выходу, следующая остановка ее и, пожалуй, тоже надо посетить булочную, купить что-нибудь не полезное, но вкусное. Спустилась со ступенек и остановилась, пропустить трамвай, поскольку нужно перейти на другую сторону дороги. В окне мелькнуло лицо молодого человека, но было оно уже не расстроенным, а раздосадованным. Он прижал руку к двери и провожал Полину глазами.

Странный парень, что с ним случилось, что у него так неприкрыто проступают эмоции на лице? Будто портретист менял его выражение – досада, грусть и даже отчаяние. Чудно…

Предыдущая страница     Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35    


















Rambler's Top100