Лифт


-Иди-иди, сюда. – Матвей сидел на полу и протягивал к Фёдору руки. Тот мялся, боясь отпустить диван, но хитрющая улыбка была на личике. Собравшись, решился. Сделал шажок, отпустил ручки и неловко перебирая ногами подошёл к отцу, почувствов его крепкие руки, загулил, - молодец. Фёдор, ты у меня такой молодец.

Матвей прижал его к себе, тот в ответ обхватил его за шею.

- Не нарадуешься, - смешливо спросила Марина.

- Ну, он же классный. Смотри, какой у нас крепкий малый, - он подкинул его вверх, Федька радостно взвизгнул и приземлился обратно в руки отца.

- А какой он ещё может быть. Весь в папу, - улыбнулась и пошла открывать дверь.

- Ну, показывайте чудо-расчудесное, - провозгласил Глеб.

- Проходите. Сейчас вам папа продемонстрирует, - ответила Марина.

- Сеструх, а ты чего партизанишь?

- Я? Сень, пояснее, пожалуйста, - удивлённо посмотрела она на него.

- Вы ж с Настюхой в нежной переписке, - подмигнул он.

- А ты болтун, - она со смешливым возмущением прислонила палец к его губам. Он улыбнулся и вывернулся.

- А ты будто за это время не привыкла к открытым и доверительным отношениям в нашей семейке, - подначил Сенька.

- Да уж, – ворчливо произнесла она, но переменила тему, - Шанины, составите компанию на прогулке?

- Само собой. А-то никак не соберемся. В кои-то веки, выходные совпали, - ответил Глеб.

- Кстати, Глеб. Как понял, бросаешь нас в новый год? – спросил Матвей.

- Ну, ребят. Так получается. Могу только часам к четырём, вряд ли раньше, - с сожалением произнёс он.

- Это вот действительно жаль, - огорчилась Марина.

Глеб подмигнул и уже более бодрым голосом проговорил:

- Ничего. Наверстаем, - повернулся к Фёдору, поманил пальцами, - ну-ка, пострел. Давай к дяде Глебу.

Тот с удовольствием топал от одного к другому.

Прогулка прошла бодро, под перестрелку снежками, которую начали Сенька с Матвеем, втянув затем и Глеба с Мариной. Аня, со спящим в коляске Фёдором, отъехала подальше и катала его по утоптанной снежной дороге. Возвращались в приподнятом настроении.

У подъезда натолкнулись на счастливую Тамару под ручку с тем самым мужчиной, который застрял с ней в грузовом лифте. Она что-то щебетала ему без остановки, он кивал головой. Марина сдерживая улыбку, посмотрела на Сеньку, тот сделал невольное движение за спину Глеба. Матвей видя этот маневр фыркнул и даже закрыл рот рукой в перчатке. Аня качала головой и только Глеб непонимающе оглянулся назад:

- Ты чего?

- Ну… это. Нет меня, короче, - коротко буркнул Сеня.

Тамара окинула своих соседей победоносным взглядом, покрепче ухватилась за руку своего кавалера и произнесла снисходительно:

- Добрый день.

- Добрый, добрый…, - ответил рассеянно Глеб, оглянувшись на своих.

Как только парочка удалилась, грянул дружный хохот.

- Сенька, ты чего это? Кто вечно талдычил «не стремайся, не дрейфь», - сквозь смех спросил Матвей.

- Вам смешно, блин. А у меня, прямо на неё…, - он махнул рукой и усмехнулся.

- Не понял, - помотал головой Глеб, - а что произошло-то?

- Пойдём, дома расскажем, - подхватила Аня его под руку.

В вечер воскресенья позвонил Иван и радостно известил о намеченной регистрации брака. Говорил, чуть не захлёбываясь:

- Пап, представляешь, Настюшка беременная. Балда, всё молчала.

- Так ты бы ещё подольше тянул с заявлением, она б вообще от тебя сбежала, - усмехнулся Глеб.

- Не, она? Ни за что. – уверенно проговорил в трубку сын.

- Это хорошо. Когда дедом сделаете?

- Ну, где-то в начале июня. Пап, вы на свадьбу-то приедете?

- Зови, приедем, - согласно ответил отец.

- Я всех имею ввиду, всю команду, - уточнил Иван.

- Так ты приглашай, чего спрашиваешь. Когда?

- Седьмого февраля.

- Вот и отлично, - заключил Глеб.

Отложив трубку, потёр лоб, нахмурившись. Потом решительно тряхнул головой и направился в комнату к Сене, заглянул:

- Разговор есть. Пойдём на кухню.

- Ага, иду, - он отложил планшет, поднялся со стула.

Расселись за столом, Глеб опять потёр кулаком лоб и заговорил:

- Иван сообщил о дате свадьбы с Настей. У меня созрело некое предложение, - замедлился он.

- Пап, не тяни, - не выдержал Сенька.

- Хочу разделить доход пополам от продажи моей квартиры. Ваньке к свадьбе, тебе на будущее. Можно депозит или ещё что-то.

- Хорошее решение, - одобрительно кивнула Аня.

Сенька застопорился, потом вздохнул и сказал:

- Пап, это твоё решение, конечно. И знаю, что скажешь, мол я сделал в своё время тоже самое, но мне-то зачем?

- Не понял, - посуровел Глеб.

- Мне и этого хватает, - он махнул в сторону своей комнаты. – А у них ситуация, как у Дороховых в своё время. Даже похуже, можно сказать. Живут-то они у Насти? Так что лучше им определи всё это дело. Ну, а потом, он же твой родной сын.

- У меня два сына, - ожесточился голос Глеба.

- Пап, да понимаю я всё. Но и ты меня пойми. Я когда появился в твоей жизни. А Ванька он твой по крови. Да и хорошо что он такой, а то некоторые в таких ситуациях глотки друг другу грызут за эту долбаную недвижимость, - голос его стал глухим.

- Ты. Мой. Сын! – вскипел Глеб и встал со стула, вперившись в его глаза.

Сеня сглотнул и отвернулся.

- Не надо так, - тихо заговорила Аня.

Глеб только кинул на неё взгляд и резко стукнул кулаком по столешнице. Сенька вздохнул и проговорил:

- Прав был Матвей, тележка обязанностей в нагрузку.

- Именно. Так что будь мужиком и прими решение отца, - жёстко выговорил Глеб и вышел из кухни.

Сенька наклонил голову и в отчаянии постучал себя кулаком по лбу. Потом поднял взгляд к потолку:

- Чего ж так-то?

- Надо уметь принимать искреннюю помощь, - еле слышно проговорила Анна.

- Но как? – он с горечью посмотрел на мать, - как, мам? Это же правда.

- Что правда? – ровно спросила она.

- Я неправильно сказал? Иван не кровный?

- Кровный. А как считаешь, Глеб правильно сказал? – она внимательно вглядывалась в его глаза.

Сенька нахмурился, сжал губы. Кивнул:

- Я понимаю, о чём ты.

- Сеня, ты сейчас допустил ошибку. Обидел и очень, отца. - Он вскинул взгляд на мать, отвернулся и закивал головой. - Почему ты не считаешь зазорным сделать шикарный, благородный жест, но не можешь принять по всей сути справедливое решение отца.

- Мама, вы сделали для меня столько, - он отчаянно взмахнул рукой, - ну, как это оценить, как посчитать? Ещё и это. За что?

- Не за что, а потому что, - похолодел её голос.

- Уй, ну… мама, - Сенька обхватил голову руками.

- Вот поэтому, - хлопнул по столу Глеб и отнял руку. На нём лежало свидетельство, он ткнул сначала в строчку с надписью мать, затем – отец. – Серафим, твоё бессеребническое упрямство не есть хорошо. И ещё хочу напомнить тебе одно, я не дурака свалял приняв обязанности отца в отношении тебя. Так же как и Анна, став твоей матерью. Это ясно?

Сеня так и сидел, запустив пальцы в свои волосы, ничего не отвечая.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100