Лифт


Наткнулась на жёсткий и холодный взгляд. Сначала замешкалась, бледность на лице сменилась ярким румянцем, она подошла ближе к нему:

- Матвей, извини меня. Я не хотела тебя задеть. Просто я не…, - холодный голос её перебил.

- Подумала. А зачем думать? Лучше сразу катком пройтись. Таким как ты подавай менеджеров топ-уровня, вниз же мы не смотрим, так ведь? – сощурил глаза.

- Перестань, - растерянно проговорила она.

- Марин, я наслушался всего этого уже вот, - махнул ребром ладони по шее, - от Фаины этой, от её мамаши, от её подруг. Потом по башке огрели, в виде лишения общения с собственной дочерью. Она сбежала от меня просто, дочку взяла, шмотки и след её простыл. Я только через полгода получил от неё привет, в виде предложения встретиться в суде, по отказу от отцовства.

- Матвей…, - она оглядывала его сочувствующим взглядом и мяла пальцы у груди.

- Что? Что, Матвей? Я двадцать девять лет уже Матвей! Теперь правда, как дерьмо в проруби, ничего нет. Ты хоть можешь понять, что такое для меня семья? Я хочу её, всем нутром. Я наизнанку для этой дуры выворачивался, а в итоге, где я, что я сейчас?

В её взгляде появилась решимость, глаза ещё больше распахнулись и она крепко обхватив его голову руками, притянула к себе и прильнула к губам. Матвей от неожиданности, сделал шаг ей навстречу, руками обхватил её за талию, ощутил её тело, напряжённое и направленное к нему. Отсутствие отношений дало о себе знать, ответил он со страстью, целовал и в губы и в щёки, висок, нос, не удержавшись, слегка сжал зубами её подбородок.

- М-м, Мариш, - он отступил, упёршись ей рукой в плечо, опустил голову, выдохнул. – Это не совсем… правильно.

- Не понимаю, - нахмурилась она.

- Тебе сколько? Ты ж девчонка совсем.

- Мне двадцать три. Это проблема? – спросила с вызовом.

- Думал младше.

- Спасибо за комплимент. Ты меня ещё в детский сад отправь, - огрызнулась она.

- Не отправлю, - он взглянул на неё. – Ты красивая, молодая. Наверняка парней немеряно, в том числе и по возрасту. Лучше тусуйся с ними. Я-то на фига тебе?

- А ты уже в старики записался? – удивлённо возмутилась она.

- Почти, - кивнул он. - С такой кучей проблем, мне точно нужно перебираться в средний возраст, по всем параметрам.

- Матвей? Ты чего говоришь-то? – она даже растерялась и всё не отрывала от него взгляда.

- Ты в клуб ходишь? – неожиданно спросил он.

- Какой? – не поняла она.

- Ну, на танцы, в клуб? – махнул он неопределённо рукой.

- Иногда, а что? – недоумевала Марина.

- А я дома сижу. Вот прихожу домой с работы, - он указал пальцем в потолок, - у меня берлога холостяцкая. Холодильник пустой. В комнате бедлам, потому что некогда, понимаешь? В микроволновке разогреваю очередной полуфабрикат, ем, выбрасываю коробку из-под него. Тарелками практически не пользуюсь. Потом тупо смотрю в телевизор и падаю в кровать, всё. Утром опять – труба зовёт.

- Ты меня отпихиваешь? – с пониманием и одновременно раздражённостью спросила она.

- Я… Марин. Я не могу, - покачал отрицательно головой.

- А ты попробуй, - с настойчивым волнением произнесла она.

- Тебе нужен нормальный парень, без детей, бывших жён и так далее. Весёлый, активный. Позитив тебе нужен, - закончил он довольно хмуро.

- Мне твой танец очень понравился, - вздёрнув подбородок, проговорила она.

- Спасибо, конечно. Но всё-таки…, - с усталостью в голосе начал он.

- Дурак ты, - воскликнула, перебив Марина и резко отвернулась, сделав пару шагов к выходу из кухни, но остановилась, поскольку из глаз брызнули слёзы. Она вытирала их, вздыхала, пытаясь успокоиться. Не хватало ещё объяснения с Аней и Глебом. И Сенька скоро из ванны выйдет. Приложила открытые ладони к глазам и сильно прижала, чтобы прервать слезотечение.

Отняв от лица, увидела перед собой его беспокойный взгляд. Глаза его тёмно-синие поразили её ещё тогда, в прошлом году, когда ожидали этот чёртов лифт. Тёмные волосы, густые, прямые, но аккуратная стрижка ему очень шла. Нос с небольшой горбинкой, чёткая линия губ, слегка узкое лицо, но всё было в меру, красавцем он не был, но обладал какой-то магнетической совершенно привлекательностью или это только ей так казалось, она не знала.

Он изучал её лицо, водил пристальным взглядом по нему, затем уставился прямо в глаза и приблизив свою ладонь, провёл по щеке, вытирая мокрые следы. Она, казалось, была горячей. Потом всё также не отрывая взгляда, провёл пальцами по переносице вверх, через лоб и утопил их в её волосах, продолжил движение через макушку до основания шеи, остановился. Резко приблизил её к себе и снова поцелуй, на этот раз глубокий и мощный.

- О! Ну, наконец-то выплыл! – раскатился голос Глеба из комнаты.

Матвей остановился, Марина же вздрогнула.

- Пойдём-ка, а то мы тут застряли, неудобно, - проговорил он еле слышно.

- Да, - ноги её не слушались.

Матвей поддержал и наклонился к ней:

- Не можешь идти.

- Сейчас, подожди.

Он снова наблюдал за ней, улыбки не было, он даже слегка хмурился. Марина наконец, распрямилась и направилась впереди него в комнату.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100