Лифт


Глеб несколько нахмурившись выслушал Матвея, цокнул языком:

- Сдержаться-то надо было.

- Да не мог я на него уже смотреть на этого борова! – воскликнул он.

- М-да. И что намерен делать?

- Ну, мне Маришка помогла, составила резюме, разместили на сайте. Честно, не знаю, что получится.

- А может, зря ты это? – медленно проговорила Аня, - я в том смысле, что этот Антон только непосредственный твой начальник, есть же ещё, что называется, повыше. Стоило бы и там поговорить?

- Ань, не знаю, - всё хмурился он. - Вот завтра выйду после отгулов, может, что и прояснится.

- Вообще, Матвей, ты не торопись, - посоветовал Глеб, - а потом, я знаю, что есть такое дело, можно пройти тебе аттестацию. Смысл тебе в институт возвращаться, ты и так уже на практике всё это прошёл.

- А это мысль и очень правильная, как считаешь, - Марина протянула руку к Матвею.

- Да. Глеб, слушай, спасибо. Не подумал…, - запинаясь проговорил он.

- Во, класс! – воскликнул Сеня, - мне бы так.

- Ты колледж заканчивай, - тут же среагировал Матвей, взглянув на него.

- Ок. А ты к Семенчуку завтра. Да? – подмигнул он.

- Тьфу, Сень! – досадливо тряхнул головой.

- А чего? Вот он тебя ценит, а то сам не знаешь, не то что этот отмороженный Антон.

- От тебя точно не отвяжешься, - пробухтел Матвей.

- Да ты не особо и хочешь? – Сенька хитро оглядел его.

- Что правда, то правда, - улыбнулся Матвей и обратился к Ане, - вот скажи, кто я ему? Ты мамой стала, а я от него тоже отойти не могу, как родной прямо.

Анна окинула их обоих мягким взглядом и проговорила:

- А знаешь, мы с Глебом как-то это дело обсуждали и пришли к мнению, что вы с Мариной, пожалуй, как дядя с тётей.

- О! Только не тётя! – воскликнула Марина и закачала отрицательно кистью.

- А чего так? – с насмешливым возмущением спросил Сеня.

- Да какая я тётя? Давай лучше, двоюродная сестра? – со смехом предложила она.

- Идёт. По мне так всё равно, какая родня. Главное, чтоб вместе, - приподнял бровь Сеня.

- Не, я на двоюродного как-то не тяну, - проговорил Матвей.

- Отлично. Тогда Маринка, моя двоюродная сестра, а ты нарекаешься дядькой и женишься на ней, так нормально?

- Сень, ты куда несешься? - забуксовал Матвей.

- А чего такого? Или ты опять хочешь гражданский этот брак? – изумлённо поставил на него свои голубые глаза.

- Замолкни. Сами решим.

- Умолкаю. А то получу, чувствую, таких…, - состроил Сенька испуганно-смешливую гримасу.

- Вот именно, - многозначительно закончил Матвей.

Глеб сдерживался, чтобы не рассмеяться, Анна тоже всё поглядывала с усмешкой на них. Марина только качала головой, потом проговорила:

- Сенька, ну, ты продвинутый без меры.

- Мариш, я ж за тебя заступаюсь, как за сестру, - с нарочитым возмущением заговорил он.

- Ох, ну… Сеня! – отреагировала Марина. Он хохотнул и встав со стула, приблизился к ней.

- Сестрёнка, не дрейфь.

Она рассмеялась и ткнула его в грудь кулачком:

- Вот же братец образовался, защитник какой.

- А то! – подмигнул Сенька. Матвей хмыкнул и покачал головой. Анна посмотрела на него и сказала примиряюще.

- Всё образуется. И знаете, у меня к вам всем интересный вопрос.

- Это какой же? – спросил Глеб.

- Интересный? – удивлённо спросила Марина.

- Что за вопрос, - спросил Матвей.

- Мам, не темни, - вступил Сеня.

- Новый год как отмечать будем? – Аня лукаво окинула всю компанию.

Повисла продолжительная пауза. Все переглядывались. Сенька вдруг рассмеялся и сквозь смех проговорил:

- А давайте в лифте?

Дружный общий смех был ему ответом. Потом Марина проговорила, покачав головой:

- Только этого не хватало… братец.

- Шучу я, - улыбался Сеня.

- Тогда давайте у нас, – обратилась к компании Аня. Это предложение все одобрили и Матвей с Мариной, распрощавшись, поднялись в квартиру двумя этажами выше.

Его же разговор этот не успокоил, Марина это видела. Остановился посреди комнаты и уставился в стену над кроватью, лоб нахмурил, взгляд тёмно-синих глаз словно просверливал эту самую стену. Она подошла к нему со спины и обняла руками, проговорила:

- Матюш, что тебя беспокоит?

- Я могу потерять работу, - упавшим голосом проговорил он, - а самое главное из-за себя, из-за дурацкой несдержанности, собственной глупости.

- Ты обязательно найдёшь другую, - убеждённо сказала она.

- Не знаю. Резюме это не факт устройства на работу.

- Почему ты сомневаешься, можешь пояснить?

Он развернулся к ней, отодвинул на полшага и проговорил:

- Марин, я образованием не вышел. Максимум, по моему диплому, как ты и говорила, я слесарь-сантехник. Здесь, по факту, я король, можно сказать, но подтвердить для какой-либо другой фирмы это я не смогу. Что толку от того, что я это умею. Официальной бумажки у меня нет. Если только повезёт и мне поверят на слово.

- Матвей, чего ты конкретно опасаешься? – собранно спросила она.

- Что солидно потеряю в зарплате. Мариш, пойми. Для кого-то это не страшно, а в моём случае… в общем, есть мне будет нечего.

- Так я же рядом, - она приложила свою ладонь к его щеке.

- Что ты предлагаешь? Чтобы я за твой счёт существовал? – нахмурился он.

- Нет. Я тебя поддержу, помогу. Ты обязательно справишься, это только временно. И ещё, я не хочу, чтобы ты переступал через себя. Не смей этого делать. Ты послал этого Антона по делу и ты сам это прекрасно знаешь. Не сложится здесь, ты найдёшь новую работу. Вот в этом я тебе окажу всецелую поддержку.

Матвей изучающе смотрел в её глаза, черты его лица менялись, Марина никак не могла охарактеризовать эти перемены, он вздохнул и проговорил:

- Мариш, ты понимаешь вообще что делаешь со мной?

- Не совсем, - заторможенно ответила она.

- Представь, что тебе с детства пришлось бы полагаться только на себя. Нет никого, к кому можно было бы обратиться за помощью, да даже за советом. Не повлияла даже дальнейшая жизнь, и гражданский, этот мой дебильный брак и рождение ребенка. Я теперь только понимаю, что ничего не получил в ответ от этой дуры. Всё равно сам. Не было от неё встречного движения, ей это было не надо. С тобой же я просыпаюсь и понимаю, что вообще такое быть вместе. Осознаю это пошагово, ты даришь мне семью, в полном смысле. И я начинаю понимать, пропускать через себя, что это такое на самом-то деле. Потому что не требуешь взамен ничего. И понимаю я это только к тридцати годам.

- Лучше поздно, чем никогда, - Марина обняла его голову, - зато ты мне подарил такую любовь, возможно никому так не везло, как мне. Стоило остаться девушкой для тебя.

Матвей начал целовать её шею, взъерошил волосы, проведя рукой вверх от затылка:

- Это не важно. Главное, что ты моя женщина. И я просто… балдею от того, что тебе это нравится, - она не сдержавшись, рассмеялась.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100