Лифт


Солнце вовсю било в окна, забыл зашторить вчера, подумал он, да и ладно. Вскочил с кровати, отжался от пола раз десять и помчался в ванную, окатил себя холодным душем, ух, фр-р-р. Вышел в коридор, с кухни запах обалденный, заглянул.

- Доброе утро, - Аня вскинула подбородок.

- Привет. Ма… Ань, - Сенька застопорился и уставился на неё досадливым взглядом, смешался и развернувшись быстрым шагом прошёл в свою комнату. Сел на кровать, блин, ну кто за язык тянул-то. Тебе это в кайф, а ей может, только ненужные воспоминания о сыне, собственном, настоящем. Когда ж прекратишь думать-то о таком развитии событий, скоро уже совершеннолетним будешь, какая на фиг разница?

В дверь раздался осторожный стук и голос Анны:

- Сеня, можно?

- Да, - так точно не услышит, прочистил горло и подошёл, сам открыл дверь, - Аня, извини…

Она не произнося ни слова обняла его и прижала к себе. Сенька почувствовал, впервые за несколько лет, что глаза были на мокром месте и сильнейшее волнение толкнулось в груди. Зашмыгал носом и попытался вывернуться. Аня отпустила его, тихо прикрыла дверь в комнату. Сенька наконец, повернулся к ней.

- Мне понравилось, - проговорила Аня.

- Мне тоже.

- Так в чём же дело?

Сенька судорожно вздохнул и выпалил:

- Ань, у тебя есть сын, а у меня… мать-су…, - он поморщился, - короче, есть она…

- Мой сын не объявлялся к этому моменту уже шесть лет. У него другое гражданство, здесь он не зарегистрирован. Мой бывший муж оборвал все связи со мной, точнее между мной и сыном, очень старался видать. Впрочем сын тоже не особо проявлял инициативу, в течении нескольких месяцев только, а потом как отрезало. Немецкий папа оказался сильнее со своими связями и более комфортной жизнью, - ровно проговорила она.

- По мне так, это западло… извини…, - поморщился он.

- Ну, несмотря на грубость, ты точен с определениями.

Анна быстрым движением застелила постель и присела на покрывало, хлопнув рядом с собой ладонью. Сенька сел, прижавшись к ней плечом:

- А ты ему звонила?

- Конечно. С каждым таким звонком разговор был всё короче, а потом и вовсе… говорил, что некогда, что дела и всё в таком духе.

- И чего за фигня такая… моей тоже по барабану. Не думал, что тоже такую подлянку получу.

- Похоже, в жизни чего только не бывает. Я тоже не думала, что такое возможно. А ещё, знаешь, о чём не думала? – Анна чуть наклонилась к нему.

- О чём? – поднял голову Сеня.

- Что новогодняя ночь, раз, и подарит мне вполне себе взрослого второго сыночка. Ершистого, ругательного, но целеустремлённого и честного мальчишку, - улыбнулась она и чуть толкнула его в плечо.

Сенька хмыкнул, посидел молча, потом вздохнув, спросил:

- А что на завтрак?

- Оладьи. Сгущёнка твоя любимая тоже есть. Пойдём?

- Угу.

Анна твёрдо решила провести процедуру усыновления. Понятное дело, связано это было со многими трудностями, но, поделившись данным решением с Глебом и получив от него всецелую поддержку, они направились в органы опеки. Переговорили с начальником отдела, которая пялилась на них во все глаза и всё восклицала:

- Да, зачем вам это нужно?

- Мы должны обосновывать это решение? – спросил Глеб холодно.

- Нет, в общем-то достаточно вашего пожелания. Документы собрать, понятное дело, медицинского характера, об имуществе… Но у него же есть мать? – напомнила она возмущённым восклицанием.

- А вы её видели? – снова спросил Глеб.

- Ну-у…, - осеклась она, - да я понимаю, о чём вы.

- И по вашему в той квартире может проживать подросток? – Глеб сощурил светлые глаза, которые в данный момент были холодны.

- Глеб Александрович, квартира она, конечно, не очень. Но там он зарегистрирован и собственность опять же, - потыкала пальцем в бумаги на столе.

- У нас есть где разместить и чем наделить, не сомневайтесь, - тряхнул он головой.

- Но понимаете, нужно её согласие на усыновление, - растерянно развела руки в стороны.

- Так проведите проверку. Достаточно вашего заключения о состоянии квартиры и самой её хозяйки. Я думаю, что врачи местной поликлиники тоже будут весьма любезны составить своё заключение о состоянии пациентки.

- А сам-то этот, как его…, - она заглянула в бумаги, - ага, Серафим. Он-то согласен?

- Да, - в один голос проговорили Анна с Глебом.

- Такое единодушие? Похвально, - покивала она.

Вечером, сидя на кухне Матвея, они рассказали ему и Марине о своём решении и посещении отдела опеки.

- А ему-то сказали, - спросил Матвей.

- Нет ещё. Представляешь, он два дня назад, почти назвал меня мамой, - Аня улыбнулась, а на глазах выступили слёзы.

- Вот это да! – удивлённо протянула Марина.

- Матвей, я знаю, что тебе Сеня доверяет. – Заговорила Анна. - Мне всё равно придётся у него спросить, даст ли он официальное согласие. Поддержи меня?

- Ань, без вопросов, - уверенно ответил он.

- Спасибо, ребята, - проговорил Глеб.

- А как Ванька-то отреагирует? – подмигнул Матвей.

- Он у меня мужик правильный. Всё поймёт, - ткнул его в бок Глеб и улыбнулся.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100