Лифт


Матвей упрямо смотрел на Николая Сергеевича.

- То есть ты настаиваешь? – тот прищурил глаз на него.

- Безусловно.

- Но, это же его инициатива?

- Не было бы его инициативы этот Сидоркин был бы сейчас на его месте, - жёстко произнёс Матвей. Семенчук обхватил подбордок рукой и кивнул.

- Вот тут ты прав.

- Он же возмещает ущерб за материальную часть, - Матвей стукнул ребром ладони по столу.

- Да.

- Вот и лечение пусть оплатит своему спасителю, при… гхм, - Матвей прижал кулак ко рту.

Николай Сергеевич приподнял брови и усмехнулся:

- Он, конечно, придурок, что в постели курил, но в принципе, мужик по совести, думаю, материальная помощь от него будет.

- Вот и ладно, - согласно кивнул он.

- А тебе? – вскинул начальник подбородок.

- Что мне? – не понял Матвей.

- Ты его жену вытащил.

- Вопрос ещё, рад ли он этому, - хмыкнул он.

Николай Сергеевич рассмеялся и проговорил:

- Да уж. Судя по тому, как они теперь собачатся… Но как понял ты ничего не требуешь?

- Мне ничего не надо. Сенька только вчера из больницы выписался. Работать долго не сможет, - нахмурился Матвей и недовольно скривил рот.

- А как с его учёбой, - поинтересовался начальник.

- Рвётся в бой.

- Настырный, - с похвалой в голосе проговорил он. – Матвей, всё улажу.

- Хорошо. Я пошёл.

Матвей сам-то поразился виду Сени. Такое ощущение, что ещё похудел, руку всё придерживал, боялся лишнее движение сделать. Лицо, с той же правой стороны, с довольно заметными следами от ожога. Волосы опять же, опалённые, точнее сожжённые. Хорохориться, смеется, шуточки отпускает, а у самого глаза уставшие. Пока сидели на кухне у Ани, Матвей почувствовал, что у него руки зачесались в отношении этого жильца Сидоркина. Был бы он рядом, точно бы не удержался и врезал. Вернувшись домой, Марина просто еле сдерживала слёзы, потом всё же сев на диван в комнате, расплакалась. Матвей молча обнимал её, что говорить-то? Потом вытер ей лицо и уложил спать. Утром же, потрогав её, чтобы разбудить, понял, что у неё температура. Вызвал врача, перетряхнул аптечку, позвонил Зое. Марина порывалась было сама что-то сделать, Матвей хмурился и только отмахивался, она сдалась и откинулась на подушку. Потом чмокнул её в щеку и сказав, чтобы постаралась не вставать, побежал на работу.

Выйдя из кабинета начальника, набрал ей:

- Мариш, не разбудил?

- Я не сплю.

- Как чувствуешь себя? Доктор был?

- Сейчас нормально. Был, сказал, что в общем и целом всё хорошо. Прописал кое-что, может купишь по дороге?

- Сбрось на телефон. И не бегай там, - предупредил он, - ужин не надо, я всё куплю.

- Хорошо, - улыбаясь проговорила Марина. Отложила трубку в сторону и зажмурившись, потянулась.

Встала с кровати, подошла к окну. Голова побаливала, но не сильно. Врач, осматривая её, удивлялся, кивал и настоятельно порекомендовал поменьше переживать. Да уж, и как это сделать, интересно? Опять Сенька перед глазами, уставший такой. Марина поводила пальцами по стеклу, а ещё про свадьбу спрашивает. Какая тут свадьба? Матвей до сих пор дёргается, ещё руки не зажили, а Сеня, так вообще… и когда всё заживёт?

Звонок телефона вырвал из размышлений.

- Алло?

- Здравствуй Марина, - поздоровался сдержанно отец. - Мне мама сообщила, что вы отложили свадьбу, возможно это единственно правильное решение и ты подумаешь ещё раз о данном выборе.

Она мгновенно обозлилась, что стало тому причиной, сам смысл произнесённого или тон, по холодному дежурный. Или все предыдущие события, собственное болезненное состояние, но сдержаться от язвительного и нахального тона не смогла:

- Здравствуй. Этому есть объективные предпосылки, знаешь ли. Вот скажи, почему ты думаешь только о себе?

- Я думаю исключительно о тебе, - строго проговорил отец.

- Нет, папа. Ты в себе-то разберись и хорошенько подумай о ком конкретно ты думаешь. Не хочу вдаваться в подробности, но скажу одно – с Матвеем я счастлива. Этого тебе достаточно?

- Да ты подумай, ты, - вдруг резко повысил голос отец, - что он тебе даст? За плечами ни-че-го! Возвращайся домой, пока не поздно. Он себе найдёт подходящую, какую-нибудь уборщицу или вахтёршу, а тебе надо думать о будущем. Нормальной семье, здоровых детях и достатке в этой семье, который должен обеспечивать тебе муж.

Марина задохнувшись от возмущения, проговорила с холодной яростью:

- Папа! Мне всего достаточно.

- Ты делаешь глупейшую ошибку, нельзя же быть такой недальновидной дурой!

- Отлично. Вот ты и просчитывай варианты в финансовых дебрях, а я буду просто жить и стараться брать только положительные моменты из того, что она даёт. Ясно? – рассвирипела она.

Отключила трубку, отбросила её на диван и уставилась вглядом в окно, только тут сообразив, что в дверь уже не звонят, а стучат и, похоже, ногой. Подошла и осторожно спросила:

- Кто там?

- Да я это. Маринка чего у тебя случилось? – Сенькин голос.

Она открыла, он стоял на пороге, держа в руке пакет, на голове небрежно повязанная бандана, сам же был встревоженный.

- А что у меня могло случиться? – непонимающе спросила она.

- В зеркало на себя глянь, - сказал он, переступая порог.

Она подошла к зеркалу, лицо красное, глаза злые и жёсткие, выдохнула. Развернулась к нему:

- А ты чего?

- Давай с пирогами чай попьём, а то скучно, - всё ещё напряжённо проговорил он.

Она кивнула и подойдя к плите, поставила чайник, развернувшись спросила:

- А почему ты решил, что у меня что-то случилось?

Он хмыкнул, посмотрел на неё изучающе, потом выражение сменилось на хитрое:

- Да чтоб ты так орала, никогда не слышал.

- Да-а? – удивлённо проговорила она, - так слышно было?

- Ага. Слушай, как у тебя получается такие выражения употреблять? – недоумённо вздёрнул он плечи.

- Какие? – опешила она, - я вроде не ругалась…

- Так и я о том, - вздохнул Сенька, доставая из пакета Анины пироги, - если я злюсь, так у меня, только мат один в голове. А вот как у тебя так получается, не понимаю.

- Ну, Сень…, - Марина замялась, потом осмотрев его вдруг улыбнулась, - знаешь, вот иногда я бы у тебя парочку выражений взяла бы, хоть напрокат.

- Э-э! Ты чего, сеструха? Обалдела что ли? Еще не хватало, - возмутился он.

- Иногда хочется послать кого-нибудь, точнее не просто кого-то, а конкретного человека, в общем…, - она махнула рукой.

- Марин, вот тебе это точно не нужно. Ты и так отбреешь, не знаешь чего лучше мат или такое вот, как ты умеешь, - хмыкнул Сеня.

- Как понимаю, в твоих устах это комплимент? – приподняла бровь она.

- Вроде того. Слушай, хоть скажи на кого орала-то?

- На отца, - вздохнула Марина.

- Чего? До сих пор, что ли? – огорошенно спросил Сенька, даже не донеся до рта пирог.

- Да. Узнал, что свадьбу отложили и высказал пожелание, чтобы я приняла правильное решение и вернулась домой.

- Ага. Вот ко…, извини, Марин. С чего он взял, что ты приняла неправильное решение?

- Вот, Сень, это я и пытаюсь доказать. – Марина села за стол, поставив кружки с чаем, - самое интересное, что мой собственный отец, когда познакомился с мамой был, что называется, бедным студентом, которому на обед-то не хватало. Причём приехал из маленького городка во Владимирской области, под названием Покров. Родители его, мои бабушка и дед, до сих пор там живут. У них свой дом, небольшой.

- О как! А мать твоя?

- А мама москвичка, коренная. Причём до какого-то пятого колена, так-то вот.

- Однако. А теперь, значит, зазвездил? – Сенька взял уже третий пирог и откусил сразу половину.

- Ну да. Даже мама его всё одёргивает, а он ни в какую. А сейчас, так вообще, назвал меня недальновидной дурой, вот такая вот ерунда, - она отпила из чашки и уставилась в окно.

- Да ладно, Маринка. Не психуй из-за этого. Вы с Матвеем классные. Он тебя любит и в обиду не даст, - успокаивающе сказал Сеня. Марина перевела взгляд на него и проговорила:

- Ты знаешь, я его тоже не дам.

- Во! Это уже понимаешь – сила, - произнёс он с нажимом и рассмеялся.

Она улыбнулась, затем наклонив голову и прищурившись спросила:

- А когда стилиста приглашать будем?

- Мне-то? Да хоть сейчас, - беспечно ответил он, - она сама-то не испугается? – Сенька провёл рукой по своему лицу.

- Не должна. Девушка крепкая, - с серьёзным одобрением произнесла она.

- А красивая? – усмехнулся он.

- Тебе только красивых подавай? – поддела Марина.

- А то! Можно и симпатичных, - махнул он рукой.

- Ну, раз такой уверенный, - она вышла в комнату и вернулась уже прижимая телефон к уху. Сенька удивлённо посмотрел, открыл было рот, чтобы возразить, но Марина уже заговорила, - Соня, привет. Да. Есть у тебя время сегодня?

Кивнула головой.

- Отлично. Тогда диктую адрес. Нет, не на Преображенку. Записывай. Когда будешь?

Отключила телефон, упёрла руку в бок и проговорила, взглянув на Сеньку в упор:

- Готовься. Через сорок минут будешь на приёме у стилиста-парикмахера.

- Э! Маринка, мы так не договаривались, - возмутился Сеня.

- Слово не воробей, сам сказал, - с долей ехидства произнесла она.

- Пф-ф… ладно, ладно, - он нахмурился, затем вздёрнув подбородок рассмеялся. – Вот обошла, сестрёнка.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100