Лифт


Квартира Матвея выглядела теперь намного лучше, благодаря стараниям Марины, хоть и бывала она у него только по выходным. Ему это очень нравилось. Сам был не в состоянии поддерживать и чистоту и порядок в своей однушке. Наверное, тут присутствовало всё – неумение, в какой-то степени, да и нежелание создавать для себя одного что-то приличное, не говоря уже об уюте.

Марина уселась на сложенный диван в комнате:

- Так о чём говорили, если убрать ругательства, скажешь?

- Мариш, ты любопытная, - попенял Матвей.

- Конечно. А тебе не было бы любопытно? Стоят вдвоём, а я с закрытыми ушами. Лучше бы до дома подождали, - заворчала она.

- Ну, извини. Ты ж Сеньку знаешь. Его манерам никто не обучал.

- Это да. Но парень он хороший, - одобрительно сказала она.

- Да, - покивал Матвей. - Честный, отзывчивый и добрый.

- Ещё умный и смекалистый, - улыбнулась Марина.

- Точно, - подтвердил он и вздохнув, продолжил. - Марин, это не тайна. Просто Сенька, ну, пацан, он ещё по сути-то. Переживает, что мать у него такая.

- Понятно. – Замявшись, посмотрела на Матвея, хотела было что-то спросить, но не решилась. Он наклонил голову к плечу и улыбнулся:

- Что? Какой вопрос мучает?

- Я боюсь тебя спрашивать, если честно, - с замедленностью проговорила она.

- Я отвечу, задавай, - подбодрил Матвей.

- А ты помнишь свою маму?

- Марин, не поверишь, этот же вопрос только что Сенька задал. Плохо помню. Мне же девять лет было только. Первое сентября помню, когда в первый класс пошёл. Мама волновалась за меня, больше чем я сам. А после уроков повела меня в кафе. Потом отец подъехал. Я тогда две порции мороженого слопал. Ну и так, ещё кое-какие моменты помню.

- А когда твой день рождения? – уже с любопытством спросила Марина.

Он улыбнулся и удивлённо вскинул на неё голову:

- С чего вдруг?

- Интересно, - пожала плечами.

- Ну, вот пятого апреля исполнилось тридцать. А у тебя?

- А я ещё маленькая, по твоему определению, - хмыкнула Марина. – Мне всё ещё двадцать три, а постарше стану в октябре второго.

- Ну, не детский сад же, - усмехнулся Матвей. – Кстати, малышка, ты что родителям сказала? Может тебя домой отвезти?

- Матвей! – возмутилась она.

- Ладно не буду. Ну, так что, домой?

- Они завтра на дачу собираются, - начала Марина со вздохом и продолжила чуть быстрее, - а поехали с нами?

- Э-э, неожиданно, весьма, - опешил Матвей.

- Зато познакомишься. Кусаться никто не будет, - заверила она с улыбкой.

- Ну, не звери ж, - усмехнулся он. – Просто для знакомства неудобное место. Тем более вы же с ночёвкой. Ты-то у меня не остаёшься. Нет, Марин, это не лучший вариант.

- А чего ты всё боишься?

- Я не боюсь, но опасаюсь повторения ситуации, - ровно проговорил Матвей.

- Ты всерьёз, что ли? – удивилась она.

- Да. Твоя мать режиссёр на телевидении, отец – финансовый гений. Отличная семья, ты одна единственная дочь двадцати трёх лет от роду. Я в ответ предложить много не смогу, сама понимаешь.

- Ты прекратишь это когда-нибудь, хватит себя опускать уже, - возмущённо заговорила Марина.

- Ничего подобного. Это факт. А он упрямая вещь, - взгляд его был прямым и словно чуть уставшим.

- Так а что тогда ты хочешь? – озадаченно спросила она.

- Мариш…, - он чуть сдвинул брови , - короче, чтобы ты сама приняла решение. Ты зависишь от родителей, это я понимаю. Но если ты хочешь начать что-то другое, новое… Это должно быть твоё решение, понимаешь?

Марина задумавшись смотрела на Матвея. Слова безусловно были правильные. И указал он ей на возраст неспроста, точнее даже не на возраст, а эту самую зависимость. Для неё было естественно советоваться с родителями, искать у них защиты, поддержки. Они в свою очередь всегда готовы были оказать ей помощь во всём, чтобы она ни попросила. Матвей же, мало того что старше на семь лет, так ещё и утрата родителей в детстве и детдомовское воспитание, придавали его словам и суждениям взрослости уже не тридцатилетнего, а пожалуй, более старшего возраста человека. Да уж, Матвей прав, надо взрослеть и принимать самостоятельные решения. К этому всё вело, Марина понимала, что не просто любит его, он ей действительно очень нужен, не только как любовник, намного больше и крепче была эта связь.

Марина встала, прошла в коридор, вытащила свой мобильный и набрала номер:

- Алло? Да, мамуль, привет. Хорошо, да отлично погуляли.

Помолчала, Матвей следил за её разговором.

- Ма, я не приеду сегодня домой и езжайте на дачу без меня. Я останусь с Матвеем.

Снова слушала, лицо было спокойно, даже лёгкая улыбка блуждала на губах.

- Да, мам, он самый. Ты не представляешь, как я его люблю. Он самый лучший человек для меня. И мне он очень нужен.

Матвей с размаху плюхнулся на диван и всё не отрывал взгляда от неё.

- Да, нет мам. Он просто мой, я не знаю как по-другому это сказать. Да, пока.

Марина опустила руку с телефоном и так и стояла в прихожей, уставясь в стену. Матвей же никак не мог справиться, с внезапным волнением. Он прогонял через себя все годы, прожитые рядом с Фаиной и понимал, что никогда не слышал от неё таких слов. Странно, но так и есть, она ни разу не сказала, что любит его, или что хотя бы он нужен ей. Своё-то отношение к ней тогда он расценивал как любовь, деля её пополам между Фаиной и дочерью. Сейчас же, направленное только на него чувство, настолько захватило, словно накрепко обняло и не хотело отпускать и сопротивляться ему, конечно, не хотелось.

Она развернулась подошла к дивану и присела напротив, подобрав под себя ноги.

- Ты и вправду испытываешь ко мне такое? – заговорил Матвей, глядя на неё.

- Даже большее, просто не знаю как объяснить, - она взяла его руку в свои. Провела по запястью, перевернула ладонью вверх, жёсткая, даже грубая кожа, но ей это нравилось. – А ты. Что скажешь?

- Мариш, я с тобой испытал гораздо больше, чем за всю жизнь. Такого мне никто на давал, никогда раньше, - замотал он отрицательно головой.

Она недоверчиво посмотрела на него.

- Это правда, - он слегка погладил её руку.

- Но… ты же… не понимаю. То есть, я понимаю…, - никак не могла собраться с мыслями она, Матвей чуть улыбнулся и прервал её.

- Мариш, можно жить рядом с человеком, иметь даже ребенка, но не испытывать полноты ощущений, понимаешь? А тебя я не хочу отпускать от себя, хочу каждый раз видеть, прикасаться к тебе, делать тебя счастливой. Когда ты приезжаешь ко мне, я, не знаю, у меня все показатели зашкаливают, - он уткнулся ей в плечо.

- Н-да… у мальчишек всё позже, - улыбнулась она.

- Хм-м… точно подмечено. По крайней мере, в моём случае. Переезжай ко мне…, - проговорил он не отрываясь от неё.

- Хорошо. Только тебе придётся потесниться, у меня та-акой большой гардероб, - смешливо растягивая слова произнесла Марина.

- Я тебе шкаф куплю, отдельный, - усмехнулся Матвей и взглянул на неё.

- Это, конечно, железный аргумент.

- Маринка! – он щёлкнул её по носу.

- Фу-у…, - лучше бы поцеловал, надула губы.

- Давай, диван разложим. Тогда и поцелую и обниму и ещё… в общем, что сама пожелаешь, - улыбнулся он.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100