Лифт


Доктор внимательно осматривал лицо, затем переместил своё внимание на руку.

- Павел Львович, чего-то особых изменений не вижу, - недовольно проговорил Сеня.

- Будут, - коротко ответил тот.

- А когда сравняется, ну, в смысле, незаметно станет?

- На лице через пару-тройку месяцев. А вот с рукой, - он снова взял правую Сенькину руку и покрутил, - думаю результат через полгода, не раньше.

- Ни фига, - выдохнул он, - в смысле, это… долго так?

- Я предупреждал. И ожог приличный был, что ж ты хочешь? – удивился доктор.

- Ясно. А может выпишите уже, надоело тут, - помрачнел Сеня.

- Пока нет. Ещё два дня, минимум. Сейчас давай, на перевязку, - распорядился он.

Сенька кивнул и отправился в процедурную. Хорошо, что сегодня Ксения, а то эта Ольга достала уже. Вот чего повёлся, спрашивается. Сначала согласилась, глазки строила а теперь, каждый раз поддевает, да ещё растрепала, дура… С этими хмурыми мыслями, постучал в дверь.

- Да, да. Заходите. – Раздался в ответ бодрый возглас.

- Привет, - вошёл он.

- Серафим Глебович, прошу. Сейчас быстренько всё обработаем и перевязочку, - улыбнулась Ксения.

- Ксеня, можно по имени, я уже не могу, правда, - сморщился Сенька.

Она понимающе покивала и проговорила:

- Хорошо. Серафим. Присаживайтесь.

Ксения была постарше своей сменщицы и более уравновешенной. Аккуратно завершила все процедуры с Сеней и проговорила:

- Очень хорошо, - посмотрела на него и спросила с участием, - что грустите?

- Да так…, - махнул рукой он.

- Скоро уже выпишут. Не переживайте, - ободряюще проговорила она.

- Ага.

- Надоело перевязки делать? – спросила она и улыбнулась.

- Это ерунда. Спасибо, - он указал на забинтованную руку и вышел из процедурной.

Утро началось с щебечущего голоска:

- Доброе утро, Серафим Глебович. Долго спите, - упрекнула она.

Сенька продрал глаза, накануне всё заснуть не мог. Опять старая квартира и кровать с Раисой и хахалем. Чёрт! Надо же как всколыхнуло в памяти. А всё собственные эксперименты, чтоб их. И вот опять эта Олюшка.

- Нормально, - сел он в кровати.

- Температурку надо померять, - поджала свои пухлые губки и протянула градусник.

Сеня молча взял его и засунул подмышку. Она всё оглядывала его оценивающе и покусывала губы.

- Дырку проделаешь, - буркнул он.

Она хмыкнула и проговорила:

- Вот смотрю и думаю. Семья-то ваша при деньгах. В клинике нашей полежать, прилично стоит. Операция опять же. Вещички тоже не из дешёвых.

- Позавидовала? – зло прищурился он на неё.

- Удивляюсь, - ехидно отпарировала она. – Выражаетесь, Серафим Глебович, порой… странно.

- А-а, - покивал головой Сеня, запикал градусник, он протянул ей. Потом уселся нарочито вальяжно, спросил, - а зачем растрепала на весь этаж?

- Я? – праведно возмутилась она.

- Кроме тебя некому, - приподнял брови Сеня.

- А чтоб интереснее было пребывание в нашей клинике, - едкая улыбочка скользнула по губам.

- Ты работать здесь хочешь? – наклонил голову и сузил глаза.

- Меня не уволят. Вам не поверят, - с нахальным превосходством ответила она.

- Я клиент. Поверят. А жить ты также собираешься? – понизив тон и собранно заговорил Сеня.

- Что? – непонимающе взглянула на него.

- Знаешь, Оль. Надо быть нормальным человеком. Не подставщиком, не треплом. Ну, разболтала ты, что я к тебе лез и чего? Тебе легче стало? А врать, так тем более не стоило, это ясно?

- Я не врала, - щёки её покраснели.

- Да ну? Так давай, исправим это дело. Чего ты там говорила? Что я тебя раздел, полез на тебя, штаны снял, попасть не смог, но потом же неумеючи всё сделал? Типа, кто я там… лажовый кадр? Ну, так чего, пробуем?

Щёки её запунцовели, глаза расширились.

- У меня стеснения нет к таким как ты, хоть и ни разу. То что практики нет, это знаешь, фигня, - всё так же не повышая голоса проговорил он, - главное, чтобы удобная тёлка попалась. Ты подходишь. Так что давай, не ломайся.

Она сделала шаг назад, Сенька соскочил с кровати и встал перед дверью.

- Пусти, - еле выговорила она сквозь зубы. Он с пренебрежением рассматривал её, затем произнёс вкрадчиво, но с ощутимой угрозой в голосе.

- Впредь будь добра в ординаторскую дверь закрывать, когда кувыркаешься с интерном и ори поменьше. Дерьмовая привычка на будущее, уяснила? - Распахнул дверь перед ней и улыбнулся с преувеличенно-холодной любезностью. Красная как рак, Оля сделала шаг в коридор. На её несчастье по нему шёл Павел Львович. Увидев сцену, нахмурил брови. Сенька всё улыбаясь, кивнул головой.

- Что с вами Ольга? – вопросил доктор.

- Я… я, температуру…

- И как? – холодно выговорил Павел Львович.

- Э…, - она взглянула на градусник, - норма.

- Отлично. Пройдите, пожалуйста в мой кабинет, - развернулся и отправился широким шагом по коридору.

Ольга выдохнула и повернулась к Сене:

- Ты зачем? Это жестоко, между прочим, - зло проговорила она.

- Не ври. В следующий раз, хуже будет, - широкая улыбка на лице Сеньки, а глаза стали ледяными.

При выписке сидели в кабинете Павла Львовича и тот недовольно выговаривал Анне:

- Данное событие из ряда вон, вы понимаете меня? – наклонился он через стол к ней. – Недопустимое поведение вашего сына.

- Я в своём сыне уверена, - ровно говорила Анна.

Сенька отрешённо смотрел в окно. Шёл дождь и приличный. Про себя же думал, какой же болван всё-таки, а? Опять, в очередной раз, подставил маму. Сколько можно ей отдуваться за тебя, придурка…

- Напрасно, - парировал доктор.

- Не учите, Павел Львович. Серафим и подлость понятия несовместимые, - категорично произнесла Анна.

- Тем не менее, он вступил в интимные отношения с нашей медсестрой, - постучал тот пальцем в свой ежедневник.

Анна поднялась со стула и уперевшись кулаком в стол, жёстко проговорила:

- Хотите доказательств?

- Э-э… мне достаточно слов моего персонала, - несколько замявшись, но взяв себя в руки, проговорил Павел Львович.

- А зря. Стоило бы проверить ваш персонал. У вас же отличная лаборатория. И Павел Львович, я верю своему сыну всецело. Ссориться я не хочу, благодарна вам за вашу работу.

- Спасибо, конечно. Но Серафим всё же переступил черту, вы понимаете…, - фразу он не закончил, Сеня его перебил.

- Да целовались мы и всё, - устало проговорил он и подошёл к столу доктора, взял мать за руку, - мам, я сам. - Павел Львович, ну, взыграло, симпатичная девчонка, поцеловал и разошлись, дальше-то что?

- Так а…, - опешил он от такой прямолинейности пациента.

- Повторяю. Понравилась. Поцеловались. Всё.

- Но, Ольга утверждает, что…, - с растерянностью начал он.

- Чего она там болтает, я не знаю. Точнее, - усмехнулся, - как раз это теперь всем известно. А вот, что из этого враньё, разбирайте сами.

- Извините, Павел Львович. – Анна направилась к двери, - мы пойдём. Я ещё раз благодарю за операцию и надеюсь, вы наведёте порядок среди ваших сотрудников. До свидания.

Следующая страница



1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66     67     68     69     70     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     81     82     83     84     85     86     87     88     89     90     91     92     93     94     95     96     97     98     99     100     101     102     103     104     105     106     107     108     109     110     111     112     113     114     115     116     117     118     119     120     121     122     123     124     125     126     127    


















Rambler's Top100