Проша


Майские праздники грянули необыкновенным теплом. Удивительное ощущение, будто выдернули тебя из холодной берлоги на свет – а тут такая красота! Светло-зеленые дымчатые деревья, голубое высоченное небо и солнце сияет вовсю, сами собой глаза распахиваются от ощущения свободы и красок.

Знакомые ребята и девчонки вытащили меня в парк на волейбол. Они давненько сколотили крепенькую такую команду, но иногда давали поиграть и таким как я – любителям. Не сказать, что я мастер, но мне это нравилось. Среди игроков противоположной команды я, наконец, узрела своего коллегу, художника Андрея. Он весело подмигнул мне и помахал рукой. Ну, надо же, уже третью партию играем, а я его только узнала. Обычно я очень быстро вспоминаю людей, это уже профессиональное, причем ассоциирую сразу же с фамилией, именем. Но тут даже сама себе подивилась. Возможно, настолько не ожидала его увидеть, так сказать, не в подобающей обстановке, что и не определила.

В этот момент меня сменили, я села на небольшую трибунку и наблюдала за игрой со стороны. Андрей сменился в начале четвертой партии. Подсел ко мне. Бой шел не на жизнь, а на смерть. Первую и третью выиграли мы, вторую и уже вот в четвертой вела команда Андрея.

- Я тебя не сразу узнала, представляешь? – искреннее удивление сквозило в моих словах.

- Так изменился? – удивленно приподнял брови и улыбнулся. Вот изменился или нет не знаю, но выглядел будто уставшим или невыспавшимся. Хотя сколько мы тут на площадке прыгали, хмыкнула я про себя.

- Ну, как-то место другое, да и ты не в офисной одежде, - поддержала я его тон.

- Это да. А ты неплохо играешь, - похвалил он.

- Ага. Я понимаю, это лесть или преувеличение моих способностей, - хмыкнула я.

- Нет, почему. Я предельно честен, - все улыбался он.

- Честен? А тогда можно вопрос на засыпку? – посмотрела на него, прищурившись.

- Попробую ответить, - согласно кивнул он.

- Почему за тебя так волнуется Лев?

Похоже, этот вопрос был и в самом деле на засыпку. Андрей дернулся, лицо помрачнело, он опустил глаза. Я почувствовала в этот момент будто мне в живот заехали огромной боксерской перчаткой. Ощущения были настолько реальны, что я согнулась и резко выдохнула. Он, видимо, почувствовал, услышал этот мой выдох, поднял голову и посмотрев, будто потемневшими глазами, спросил:

- Что случилось?

- Извини, за мою дурость. Я не должна была лезть. Извини, - было противно от самой себя.

- Ты совершенно ни в чем не виновата, - сказал он медленно, но мрачный огонек не исчез, но и такое ощущение, что обращен он был не на меня, а куда-то внутрь себя.

- Ну, конечно! Я же вижу, что попала в больное… м-м-м…, - потрясла головой и конечно продолжать не стала, махнула рукой. Опять меня понесло не туда куда надо. Досадовала я на себя страшно. Он внимательно смотрел на меня и на его лице росло безмерное удивление.

- А ты будешь еще играть? – качнул он головой в сторону площадки.

- Нет. Руки уже все отбила. На сегодня хватит, - довольно хмуро ответила я, всё ещё сердясь на свой несдержанный язык.

- Если я внесу одно предложение? Поддержишь? – голос его почему-то был настороженным.

- Лучше скажи сразу, - буркнула я, вздохнув.

- Давай переоденемся… и погуляем. Можно сходить в другую часть парка, там сегодня… какие-то праздничные мероприятия. Концерт должен быть…

- Я.. не против… ты меня прощаешь? – у меня прямо камень с души.

- Не за что прощать. Так пойдем? – наклонился он ко мне.

- Да, - я спрыгнула со скамейки.

Переодевшись в чистую футболку и легкие брюки, надела босоножки на плоской подошве и, закинув в маленький рюкзак вещички, вышла из раздевалки. Андрей стоял и ждал меня у трибуны. Он был в клетчатой рубашке с длинным рукавом, поверх футболки и брюках того же цвета, что и у меня. Я улыбнулась:

- Мы вроде не сговаривались, - указала я на его ноги.

- Хм, забавно, - ухмыльнулся он.

- А чего в рубашке – жарко же? – он снова замялся, бросил на меня быстрый взгляд.

- Мне так нравится. Плохо выглядит? – спросил он напряженно.

- Да, почему? А выглядит так даже круто, - улыбнулась я, а сама подумала, что надо быть поаккуратнее, что ж я его все задеваю-то?

Пока шли до площади с аттракционами болтали об отвлеченных вещах. Андрей оживился, рассказывал много чего интересного, оказывается какое-то время жил в Германии и немного во Франции. Его рассказы были еще интересны тем, что будучи художником, что называется с рождения, он описывал словами, словно делал зарисовки, эскизы. Словно легкой кистью в руке обрисовывал моменты жизни, людей. Порой его описания настолько были точны и доходчивы, что я прямо представляла себе эту картину перед глазами. Потрясающей особенностью обладал мой коллега по работе.

- Ты не проголодалась? – обратился он ко мне.

- Честно? Голодная, как волк, нет два…, - показала два пальца и хмыкнула.

- О-о? Серьезная проблема, - покивал он головой. – Предлагай.

- Вон, кафешка, - махнула я рукой.

Кафе имело вид открытой террасы с самообслуживанием. Ну, не совсем, у тетеньки за прилавком надо было попросить, там же и заплатить за выбранный обед. Я заказала шашлык с салатом и сок. Андрей все это донес до столика, расставил.

- И это всё? Для двух голодных волков – маловато будет, - усмехнулся он.

- Нормально. Глазами бы всё съела, а на самом деле, я гораздо скромнее, – потом оглядев стол, я спросила, - подожди-ка, а ты? Почему не заказал?

- Забыла? – он полез в рюкзак и вытащил пластиковый контейнер.

- Я думала на выходные и праздники это не распространяется, - растерянно сказала я.

- К сожалению, но вот мороженое потом можно купить. А вообще, или так, или…, - он недоговорил и досадливо поморщился.

- Хорошо. На мороженое тоже согласна. Но в следующий раз предупредишь, я тоже возьму.

- Что возьмешь? – удивился он.

- Еду. Из дома, - безапелляционно сказала я.

- Предупрежу. Договорились. Если… а скажи у тебя братья или сестры есть, - неожиданно сменил Андрей тему и сел к столу, повесив рюкзак на спинку стула.

- Ты как-то резко прям…, - несколько опешила я, но ответила на его вопрос. - Вообще-то есть. Братья. И оба старшие. Только Санька старший самый, а Алешка – просто старший, - с улыбкой пояснила я.

- Вы… в хороших отношениях? – в глазах зажглось любопытство.

- Это вот да. У нас дружное семейство. Мама и папа всегда нас холили и лелеяли, воспитывали не покладая рук, так что выросли мы очень активные, спортивные и дружелюбные, - уже рассмеялась я.

- Это здорово. И ты часто видишься с ними?

- Можно было бы и чаще. Но у всех своя жизнь. Они оба женаты, у Сашки дети. Все как обычно. Но праздники – это святое, - приложила я руку к груди.

Андрей слушал с таким странным выражением лица, что я осеклась и посмотрела на него с немым вопросом. Он встряхнулся, помотал головой и улыбнулся:

- Извини, задумался. Просто представил картину вашей семьи. Наверняка у вас потрясающие семейные праздники?

- Угадал. Это мы любим, - покивала я отчаянно головой.

- И застолье? – уточнил он, снова с такой классной улыбкой.

- Само собой. Куда же без этого? – развела я руками, будто и вправду находилась за большим накрытым столом на десяток, этак, гостей.

- А сейчас, ты одна родителей поддерживаешь, братья же наверняка отдельно?

- Нет. Поддерживаем все, но снова угадал по-поводу, отдельно. В том числе и я. Они мне, точнее вся семья презентовала… уже три года назад, квартиру. Я тоже внесла свой скромненький вклад. Так что живу отдельно. Этакая независимая девушка, - усмехнулась я и остановила его. – Андрей, стоп. Теперь давай я вопросы буду задавать? А то игра в одни ворота…

- Спрашивай, - несколько обреченно сказал он.

- Да, все тоже самое, - подбодрила я его. – Братья, сестры? Родители?

- Брат и сестра, только младшие. Двойняшки.

- Ух ты. Всегда мечтала иметь сестру двойняшку! – воскликнула я. И ведь чистая правда. В детстве даже из куклы себе сооружала воображаемую сестренку.

- Да. Они хорошие ребята. Когда совсем маленькие были, я их называл Лелек и Болек. Помнишь, такой старый мультик был, чешский кажется? – Андрей говорил как-то чересчур спокойно, даже натянуто, отведя от меня взгляд. Попутно закрыл свою уже пустую коробку и убрал в рюкзак.

- Помню. У нас у родителей дома подборка, специально для племяшек, таких вот добрых старых мультов. А почему именно так называл?

- Ольга и Борис, - он почему-то нахмурился.

- Отличная трансформация, - похвалила я.

- Катя, мне необходимо дома быть в восемь. А мне еще ехать за город. Давай я тебя провожу, - поднял он глаза. Может мне и показалось, но в них будто глубоко засевшая боль.

- Жаль, мне очень понравился сегодняшний день. А как далеко за город? – сказала я с сожалением.

- Мне тоже, - проговорил он, вставая со стула и протягивая мне руку, - давай ещё по мороженому и спасибо, что согласилась. А ехать в Купавну.

- Ого! Ты из Купавны ездишь? Каждый день? – изумилась я.

- Да, - пожал плечами, - приходится.

- Я тоже можно сказать за городом живу, правда, у меня квартира прямо за кольцевой.

- Тебе гораздо удобнее, - он шел, упершись взглядом в асфальт, потом проговорил, - а ты свободна завтра?

- О, да! Четыре праздничных дня я совершенно свободна. И не представляешь, как рада этому. Так что предлагай! – бодро ответила я. Мне всё хотелось поддержать его, всё мерещилось, что он будто по краю идёт, что какими-то своими вопросами невольно выбиваю его из колеи.

Он остановился и повернувшись, взглянул, какими-то просветлевшими глазами спросил:

- Кино? Театр? Может волейбол? Прогулка, еще одна?

- О? Ну… тогда прогулка плюс кино на вечерний сеанс. Идет? – предложила я.

- Более чем. Катя, только давай я подъеду к тебе. Просто, как будут ходить электрички в выходные непонятно. Будет лучше, если о времени не будем договариваться? А я тогда позвоню?

- Абсолютно согласна. Записывай адрес и телефон.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100