Проша


Спать мы легли однако не скоро. Хотя раскладушку достали, постелили белье, но она так и стояла нетронутая на кухне. Я расположилась в кресле, забравшись с ногами, Андрей скрестив ноги, сидел на краю телевизионной тумбы, совсем рядом.

- И что же шепнул тебе дядя? – с любопытством спросила я.

- Расскажи всё, - он провел ладонью по своей коленке и посмотрел на меня.

- Расскажешь? – заглянула ему в глаза.

- Деваться некуда, назад дороги нет. Если не выгонишь, конечно. – Глаза же опять такие настороженные.

- Хо! Стала бы я тебя тут на ночь оставлять, - ткнула я его в плечо кулаком. Он наконец, расслабился и слегка улыбнулся.

- Мне обычно трудно об этом говорить. В основном получаю отрицательную реакцию. Первая была от родителей. Галина, ты слышала, я упоминал имя?.. – вопросительно посмотрел на меня.

- Конечно, - согласилась я, - ты что-то не рассказал, как я поняла.

- Да, - он вздохнул, - она моя мать.

- А-а-а…, - только и смогла выговорить я поначалу, Андрей все смотрел на меня пристально, потом я все же продолжила, - а почему по имени называешь?

- Потому что…, - говорить ему было явно тяжело, он опять вздохнул, - когда выяснилось, что я заразился после операции, мои родители решили максимально отгородить меня от семьи. От себя и от брата с сестрой. Два года я провел по всевозможным клиникам и здесь, и за границей, а потом они купили мне комнату в Купавне. С тех пор я там, они же поменялись на другой район.

- То есть ты не знаешь где они живут? – обалдела я.

- Теперь знаю. Позже выяснилось, что здесь, ну, в смысле, в Москве.

- Ты не видишься с ними? – меня все больше потрясала эта история. Ну как же можно оставить сына в такой ситуации.

- Нет.

- Совсем? И не бывал в их квартире? – никак я не могла утрамбовать это в своей голове, оттого и вопросы, наверное, со стороны звучали глупо, но и остановиться не могла. Единственное, теперь я понимала, почему он так отреагировал на рассказ о моих близких.

- Нет, - повторил Андрей.

- А брат и сестра?

- Это было одно из первых условий, чтобы я к ним не подходил. Сейчас Лельке и Боре уже по двадцать лет.

- Мамочки мои! – я даже ладонями лицо обхватила. Смотрела пристально на него, потом спросила, - а тебе же сколько?

- Через пару месяцев тридцать стукнет. Круглая дата, - грустно усмехнулся он.

- Так получается ты их не видел совсем с… шести лет? – ошалело спросила я его, подсчитав в уме разницу.

- Поправка. Я их видел, они меня нет, - сдвинул он брови.

- То есть… Ты знал о них?

- Да. Приезжал к школе. Смотрел, - он опустил голову, затем резко поднял, глаза опять темные, непроницаемые.

Я помолчала, наблюдая за ним. Лицо менялось, отражая все мысли и чувства. Словно ветер на воде - собирал рябь, потом снова разглаживал. Вот снова глаза потеплели, приобрели свой мягкий карий оттенок.

- Я даже не знаю, что сказать на это. Не сталкивалась с таким никогда, - внезапно будто стало зябко и я обхватила себя за плечи. – Это настолько… печально… Что можно говорить? Ведь достаточно было бы изучить эту болезнь?.. Так?

- Да. Если соблюдать определенные правила в быту, никакой угрозы нет, - проговорил он, уставившись в пол. Затем, поднял голову и спросил с заинтересованностью, - Кать, я вот не ожидал от тебя такого, обычно народ в ступор впадает от такого известия, а ты, почему?

- Ну, так получилось, интересовалась немного. Тогда помнишь, ещё газетка одноименная появилась? В общем, поняла, что не так-то просто заразится. Насколько помню, даже из одной чашки пить можно.

- Да, это так, - он внимательно смотрел на меня, - это так непохоже на то, что было раньше…

- Просто ты не с теми тусовался, - подбодрила я с улыбкой.

- Может быть, - усмехнулся с грустью, - всё как-то не с теми и не так.

- Слушай Андрюш, а вообще ты часто обследуешься?

- Ты знаешь, - он слегка пристукнул кулаком по своей коленке, - то, что в больницу ложусь – это скорее пожелание Льва, настойчивое правда. Говорит, что надо следить за здоровьем, вот и слежу раз полгода. А так-то ещё к инфекционисту в центр хожу, - с недовольством поморщился он.

- Что-то ты…, - недоумённо посмотрела я на него, - доктор так себе, что ли?

- Да кто его знает, - мотнул Андрей головой.

- Не понимаю я что-то?..

- Кать, я сам не понимаю. Хожу регулярно, то есть, - он чуть хмыкнул, - стараюсь. Сдаю анализы на имунный статус и вирусную нагрузку. Результов не вижу, в смысле она их мне не показывает, только сообщает и обычно с таким видом, будто я уже одной ногой в могиле. Да и вообще атмосфера там гнетущая, потому и стараюсь реже там бывать.

- Однако, - опешила я. – Странно это.

- И мне, - кивнул Андрей, - потому стараюсь от них подальше, но предписания соблюдаю, куда деваться.

- Так, а ты пьёшь какие-то лекарства?

- Вот, только начал. Честно говоря, состояние странное какое-то. Ну и видок, как ты заметила наверное, - горькая усмешка скользнула по губам. - Но врач говорит, что период привыкания.

- А до этого как же? – изумилась я, - у тебя же сколько? Тринадцать лет?

- Почти. Но понимаешь, вирус он может не проявлять себя и довольно долгое время. Есть мнение, что мутирует. Да и каждый организм по-разному реагирует, кто-то быстрее, кто – медленнее.

- Ага. А Лев…, - я не успела даже толком спросить, Андрей перебив, заговорил с воодушевлением.

- Он мне очень помог. Всем. Участием, с докторами, больницами. Настоял на обследованиях. Он для меня второй отец.

- Да-а, Лев Игоревич молодец, - с уважением проговорила я и спросила, - а сейчас как ты?

- Фигово, если честно. Опять с работы придется уйти из-за этой гадости, - он развел руки в стороны и снова смена настроений на лице.

- Я имела ввиду ты привык сейчас к лекарствам? – с осторожностью уточнила я.

- Ну, - запнулся он, - в принципе да. Сейчас немного ровнее, - было видно, что тяжело даются ему эти слова, потому настаивать не стала и вернулась к другому.

- Андрюш, а по поводу работы, не пори горячку, может, все и решится, - поменяла положение в кресле, села на коленки и дотянулась до его щеки. – А тебе побриться надо, колючий, как ёж.

Он удивленно посмотрел, потом хмыкнул и помотал головой.

- Черт возьми, я ей тут о страшилках рассказываю…, - наклонился и закрылся руками. Нет, ну вы на него посмотрите, сидит и смеется!

- Андрей! – стукнула я его по согнутой спине. Он распрямился.

- Катюш, ты для меня талисман, - сказал улыбаясь.

- Почему это? – снова удивилась я.

- А я с тобой всю эту гадость забываю. Мне с тобой… спокойно, не знаю… но, в общем, очень хорошо, - он посмотрел на меня, от этого его взгляда стало уютно и тепло. Словно в одеялко закутал.

- Ох ты! – бросила я взгляд на часы, - уже три, обалдеть!

- Давай, укладывайся, - он встал с тумбы, - и я пойду, на замечательную кушеточку.

- Раскладушечку, - поправила я его. – Андрюш?

- Да?

- Почему ты решил остаться? – ох, как же я волновалась, ожидая его ответ.

Он остановился в дверях комнаты, повернулся, оперся на косяк. Опять окинул своим теплым окутывающим взглядом:

- Честно?

- Конечно? Какие уж тут секреты? – возмутилась я.

- Я тебя люблю, - просто, но серьезно сказал он, не отрывая от меня внимательного взгляда.

- А-а… О-о-ох… и давно? – глупо конечно получилось. Но всё же не ожидала я такого откровенного признания в данный момент.

Он сдерживая улыбку, сказал:

- Давно. Ложись спать. А то завтра, точнее сегодня будем завтракать в обед. А у меня режим и диета, представляешь?

- Ага, - плюхнулась на кровать. Уставилась в темный потолок, прочерченный прямоугольником света из прихожей. Но вот он постепенно стал урезаться, закрывающейся дверью, стал треугольником и исчез совсем – темно. Я закрыла глаза и тут же провалилась в сон.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100