Проша


Андрей позвонил только после полудня:

- Катя, привет, не заждалась? У нас, как я и предполагал, половину электричек поотменяли, - извиняюще проговорил он в трубку.

- Привет! Да ладно тебе, не оправдывайся. Может, поднимешься? – предложила я.

- Разрешаешь? – опять у него эта неуверенность, что ж такое-то, словно каждый раз, прежде чем ступить, проверяет почву под ногой.

- А то! Поднимайся, – воскликнула я и посмотрела на Прохора, мирно сидевшего за столом и уплетавшего пышки моего производства, но изготовленные под его чутким руководством.

- Хозяюшка, я успею, не тревожься, - расплылся он в улыбке.

- Проша, только без… этих вот твоих воздействий, понял? Я сама поговорю, - угрожающе произнесла я.

- Так то ж, оно конечно, - развел руками в стороны и склонил голову набок.

- Точно? – надвинулась я на него.

- Клятвопреступником отродясь не бывал, - четко выговорил он.

Оперевшись руками на стол я наклонилась к нему и тихо, но грозно сказала:

- Тогда исчезни, - не успела проговорить – испарился, только опять сизое легкое облачко над сиденьем стула.

В этот момент раздался звонок в дверь. Я направилась в коридор, по дороге, заметив, что в прихожей явно похозяйничал Прохор. Все мои туфли, ботинки были начищены и аккуратно прибраны на полочку, зеркало сияло чистотой, а под ним все мелочи аккуратно разложены. А говорил, не домовой, пронеслось у меня в голове.

- Это тебе, - протянул с порога Андрей. Потрясающий разноцветный букет тюльпанов.

- Ух ты! Красота какая! – восхитилась я и подняла на него глаза, - ты знал?

- О чем?

- Я просто очень люблю тюльпаны, для меня - самые лучшие цветы, - с откровенной радостью произнесла я.

- Не знал, но подумал, что тебе они подходят, - подмигнул он.

- Спасибо. Проходи на кухню. Я сейчас переоденусь и пойдем. Или может, ты есть хочешь? – спохватилась я.

- Неисправима, - вздохнул он и улыбнулся.

- Так у меня тоже домашняя еда, так что не отвертишься, - пригрозила я ему пальцем.

- Тогда рассказывай из чего, - приподнял он бровь.

- Чай?

- Идет, - согласно кивнул он.

- Пышки и даже по старинному рецепту?

- А составляющие?

- Да самые обычные – мука, сахар, соль, дрожжи, молоко, - начала я перечислять.

- Ладно, пойдет. Только парочку не больше.

- Разговелся? – поддела его.

- Ну, против такой настырной хозяйки устоять тяжеловато, - усмехнулся он.

- Хватит препираться, садись уже, - хлопнула я по сиденью стула.

Направились на прогулку в центр города. Ходили, бродили по улицам и Андрей рассказывал о каждой что-то интересное. Оказалось, он отлично знает историю и самое главное увлекательно об этом рассказывает.

- Хорошо, про Знаменку понятно, а почему Моховая?

- Потому что здесь продавали сухой мох, - чуть улыбнувшись, ответил Андрей.

- Логично, а зачем? – нахмурила я брови.

- Ну, подумай, - пытливо посмотрел на меня, - семнадцатый век…

- Андрей! – возмутилась я, - я ж не историк.

- Так и я тоже, пошевели мозгами, дома из чего тогда строили?

- Из дерева конечно.

- Ага, а если, положим, раму вставлять, то чем щели…, - договорить он не успел, я перебила.

- Фу ты, серьезно? Заделывать щели?

- Точно! А собственно торговали этим сокровищем на месте нынешнего манежа, - повел он рукой в сторону известного сооружения.

- О-о! Да. Сейчас тут выставки, а раньше такой банальностью торговали, с ума сойти!

- Ну, как-то так. Люди проще были. Центр это, прежде всего торговля, особенно в те века. А вот представь, не сильно поэтическое название – Колымажный переулок, а там в свое время хранились царские экипажи, то бишь, колымаги.

- Ну, как-то действительно не очень звучит – царская колымага… А почему колымага?

- Это от слова колыхаться, а вообще - повозка, карета ну и тому подобное.

- Андрей, ты в каком-нибудь историческом обществе не состоишь? Случайно? – с нарочитым подозрением спросила я его.

Он рассмеялся и посмотрел на меня почему-то с удивлением:

- Нет, а надо было бы?

- Тебе бы уже профессора дали, а то смотри, может, зря мне рассказываешь, нужно скорей бежать на научное заседание? – улыбнулась я.

- Ну их, - махнул рукой, - больно заумный народ. Мне вообще кажется, что к истории относятся с излишним… что ли пиететом… почтением. Ну, жили люди, вот торговали, как нам теперь кажется, всякой ерундой. Нам это смешно, а для них тогда – норма жизни. Мы сейчас живем своей жизнью, а через лет сто-двести кто-нибудь найдет часы, - поднял он руку вверх, - или мобильник, что он подумает?

- Да-а-а. Интересный у тебя взгляд на это дело, - подивилась я.

- Время было порассуждать, - улыбался он.

- Меня на это не хватает, когда ты успеваешь? – искренне подивилась я.

- Вот с завтрашнего дня и буду успевать, - с его лица сошла улыбка, он погрустнел.

- А что такое? Вроде тоже выходной? Я думала, может, и завтра куда-нибудь сходим? - обеспокоенно спросила я.

- Катя, я завтра ложусь в больницу. Очередное… обследование. Наверное, недели на две, - ровно выговорил Андрей.

- Ого! Как жалко! Почему так долго?

- Там ряд тестов проводится, а они достаточно длительные, - он говорил спокойно, но глаза были темные, чужие и словно далекие.

- Прямо с утра?

- Да. Уже в десять должен быть там, - он заставил себя встряхнуться, поднял голову вверх, потом, резко опустив, посмотрел на меня. Глаза снова спокойные и мягкие. – Но этот-то день еще не кончился? Мы вроде в кино собирались?

- Собирались, - я с невольным удивлением следила за его изменениями.

- На какой фильм пойдем? Предлагаю, доехать поближе к дому, потом проще добираться, как?

- Да, я думаю, так лучше, - поддержала я его предложение.

Честно говоря, фильм который мы выбрали, был весьма не дурен, но я никак не могла отделаться от мысли о моем спутнике, поэтому сюжет миновал мое сознание. Перемены в его настроении, вроде бы и не бросались в глаза, но настолько были разительны, а главное, для меня совершенно необъяснимы. И другой вопрос волновал меня не меньше. Если раньше я встречалась с парнями, со вполне понятной целью, то здесь Андрей ставил меня в тупик. Он не выказывал откровенных поползновений, да какое там? Даже весьма скрытых и завуалированных за ним не замечалось. Друг? Просто друг? Но и так тоже нельзя было сказать. Он будто старался меня окружить некоей заботой или защитой… но, тем не менее, держался на расстоянии. Дистанция эта ощущалась чуть ли не физически.

- Неплохой фильм. А тебе как? – спросил он, когда мы вышли на улицу.

- Мне? Я… ты знаешь… как-то я, похоже, смотрела мимо экрана, - заметалась я.

- Да? – усмехнулся он, - вообще-то его трудно не заметить, да и смотреть там особо больше не на что? Катя, что-то не так?

Я встала посередь улицы. Что там говорил Прохор разделить это?..

- Не так, - задумчиво проговорила я и уставилась на него.

- Не пронзай взглядом, а то воспламенюсь, - снова он усмехнулся, - что ты там надумала?

- Пока ничего не надумала, информации мало, - буркнула я, - ты меня проводишь?

- Конечно, - произнес он, потом спросил осторожно, - а что ты имеешь ввиду под информацией?

- Ну, может не информация, может просто надо подумать, покрутить факты…, - посмотрела на него, нахмурив брови, - в интернет залезть, там же всё есть… мне сорока на хвосте как-то принесла, что у тебя проблемы, ну… диета.

Я приложила руку к своему животу и вопросительно посмотрела на него.

- Сорока осведомленная, однако, - удивился и усмехнулся он, - но не совсем в точку. Ладно, ты подумай, потом скажешь, хорошо?

- То есть мои подходы не сработали? Говорить ты не хочешь? – насупилась я.

- Честно? – глаза снова стали чужими.

- Всё. Я поняла. Лучше провожай, а то еще подеремся, - досадливо хмыкнула я.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100