Проша


Прогуливаясь по парку, присела на лавочку рядом с прудом, который привели в порядок этой весной, чистая гладь воды, выложенный разноцветными камнями и валунами берег, красота! Я погрузилась в чтение. Увлёкшись, не сразу почувствовала холод, не глядя по сторонам, нащупала свою сумку и начала вытаскивать тонкий палантин, таскала его с собой всё время для разных подобных случаев, места занимает мало, но теплый, чистая шерсть, как никак. Закуталась и услышала всплеск. Тут ещё и рыбу запустили что ли, пронеслась в голове мысль. Но читать не перестала, больно увлекательная история. Снова раздался всплеск, за ним ещё. Я подняла глаза на пруд. Под расходившимися кругами на воде на меня уставилась Никса, с надменной усмешкой наблюдала за мной. Вот же… нежить! Подскочила я на скамейке и нахмурилась глядя на неё.

- Здорово, чего надо? – не очень-то вежливо получилось, но в голове у меня крутились и более жесткие высказывания.

- И тебе здоровья, - пропела высокомерно, - всё ладно у тебя, как посмотрю.

- Пока не жалуюсь, - осторожно ответила я.

- Хорошеешь да наливаешься. Дитя тебя изрядно одаривает, - слова произносила с высокомерием, а в глазах плыла тоска.

- Э-э… спасибо, - едва нашлась, что ответить.

- Надобно отдать тебе кое-что, - извиваясь, вылезла на поверхность до плеч.

- Это чего же? – ещё больше насторожилась я. Не хватало ещё от русалок подарки какие-то принимать.

- Камень твой.

- Это какой такой мой? – Вроде никаких камней мне не причиталось.

- Из гребня. Он с тобой связан, горячий, фыф, - фыркнула она и сжалась на мгновение.

- О-о! – дальше слов как-то не находилось.

- Подарок твой хорош и мне несказанно услуживает. Но камень этот, - снова лицо её исказилось и она передёрнулась, - зело на тебя направлен, узы нашими чарами не разрушаемы.

- Ага. А что взамен? – настороженно спросила её.

- Ничего, - тихо, с шипением, произнесла она, - ты избавишь только от обузы окаянной.

Потом вдруг вынырнула до пояса и уставилась холодно-зелеными глазами, я отшатнулась:

- Э-э, потише, - проговорила я.

- А гребень целиком хочешь ли вернуть? За отпрыска рода елисеевского? Отдам, - уставилась своими холодными яростными глазищами.

Ничего себе! Чего ж она всё к Андрею-то пристаёт?

- Ишь ты?! И зачем же тебе это надо? – взыграло моё любопытство.

- Род его чистый, умом пронизан, красою опять же. Таких интереснее приручать, под себя переправлять, а потом уж и любить, - с шипением произнесла она.

- А вот об этом забудь, раз и навсегда! – зло и яростно ответила я. И стукнула кулаком по скамейке.

Она тут же нырнула по шею в воду и уставилась на меня глазами-льдинками. Потом по лицу прошла судорога и она сказала:

- Стена огня. Не преодолеть твою любовь, никак, - с холодящей досадой раздались её слова. – Бери камень, избавь меня от него.

Она перетекла вновь на берег и, дотянувшись до скамейки, положила светло-зелёный небольшой камешек на сиденье.

- Прощай, Катерина. С тобой нехорошо, горячая очень, - ушла под воду, бесшумно, без кругов и брызг.

- Пока, - недоумённо выдохнула я.

Камень руками, я брать не решилась. Достала из сумки салфетку, аккуратно обернула ею камешек, и положила его в сумку. Кто её знает, нежить эту, чего они там напридумывали. Прохора вызову, узнаю.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100