Проша


- Катя, зайдите пожалуйста, - пророкотал начальник по громкой связи.

Я заглянула в кабинет:

- Да, Лев Игоревич?

- Проходи. Вот посмотри, тут я все вроде подписал. Все эти письма, приказы. А что это у нас Олег решил увольняться?

Олежка переезжал в другой город. Что называется влюбился без памяти и последовал за своей избранницей в далекий город Краснодар. А компьютерщик он классный, так что жаль, жаль… Объяснила ситуацию начальству:

- Да-а-а, - протянул Лев Игоревич, - хорошего специалиста теряем. Ну что ж…

Он выдал мне еще пару распоряжений и отпустил. Подошло время обеда.

- Как твои встречи с красавцем Игорем? – насмешливо спросила Василиса.

- Все хорошо, - неискренне ответила я.

- Ага, ну, ну, - уткнулась она в свою тарелку.

- Василис, ты что? Против наших отношений? – насупилась я.

- Поговорим… попозже? – многозначительно сказала она.

- Ну, и ладно, - еще больше нахмурилась я.

Игорь водил меня в течение года на всевозможные театральные постановки, фильмы. Наверное, не стоит упоминать даже, что все они были весьма серьезного содержания. Не выдержав, я как-то бухнула:

- Игорь, пойдем лучше в цирк. Там анонсировали замечательное представление, как тебе?

Он посмотрел на меня таким взглядом, будто я сморозила огромную глупость:

- Цирк, только для посещения с детьми. Что нам там делать? – вежливо спросил он.

- Хорошо. - Не сдавалась я, - можно в кино, только давай на что-нибудь веселое, хочется же и посмеяться иногда.

- Ну что ты? – также вежливо удивился он, - это лишнее, только потеря времени.

Однажды он пригласил в ресторан, хорошо, что я посмотрела в интернете его описание. Ресторан оказался с так называемой, высокой кухней и подобными же посетителями. Пришлось даже платье покупать соответствующее данному событию. Итог превзошел все мои ожидания, Игорь признался мне в любви. В этот момент мое поведение явно не соответствовало статусу заведения. Я подскочила на стуле, будто в нем шило было:

- Ты что? – возмутилась я и зашипела на него, - Игорь! С чего вдруг?

- Катерина, так себя не ведут, когда получают такое предложение, - назидательно сказал он.

- Извини, просто ты не выражал ко мне раньше даже доли привязанности, для меня это очень неожиданно, - пыталась я говорить ровно.

- Ну как же? – корректно изумился он, - мы столько времени провели вместе.

- Ну знаешь! Друзья тоже много времени проводят вместе, но это не значит, что потом последуют признания в любви, - приложила я руку к сердцу и вытянула губы словно для поцелуя.

- Поверь мне. Я тебя люблю. Ты мне подходишь. И даже некоторые шероховатости мы потом подправим, - спокойно и уверенно сказал он.

Ух ты! Вот как! Посмотрите, какой замечательный комод, полированная крышка, замечательные ящички. Ах, вам гнутые ножки не нравятся? Ну, так мы их подпилим, будут прямыми.

- Игорь, прости за откровенность, - начала я издевательским тоном, - но мы даже не целовались, уж не говоря о дальнейших интимных отношениях, не так ли?

- После свадьбы мы это все начнем, - пообещал он, вполне серьезно, абсолютно без тени улыбки.

- Ха! Прости Игорь, вынуждена ответить отказом!

Встала из-за стола, швырнула накрахмаленную салфетку на стул, попыталась сделать широкий шаг, чуть не грохнулась на пол. Караул! Платье-то узкое, схватилась за стол, приняла устойчивое положение и пошла подиумной походкой в сторону выхода.

Он меня все-таки нагнал у двери, любезно распахнутой служителем ресторана:

- Не горячись. Подумай, - учтиво произнес он.

Подъехало такси, он усадил меня. Сам сел рядом с водителем. Все также любезно, бережно поддерживая под локоток, проводил до самой двери моей квартиры. Завел внутрь, махнул ручкой с той стороны порога:

- До свидания, дорогая, - и степенно удалился.

Не раздеваясь, я плюхнулась в свое кресло. Ну что ты будешь делать? Вроде откровенно сказала, а он свою линию гнет. Я откинула голову на спинку, вытащила заколки из волос, распустила их. Ох, даже голова разболелась от этой прически. Опустила голову вниз немного встряхнула волосами и почувствовала на себе взгляд. Опять наваждение? Взглянула сквозь естественную свою завесу и обомлела.

На полу сидел маленький аккуратненький такой человечек. Серая косоворотка с синей каймой по вороту, подпоясанная синим же шнуром и темные штаны, босиком. Я лихорадочно начала откидывать от лица пряди, когда убрала все наконец-то – никого! Всё! Здравствуй, Кащенко! Уже видения начались. Чайник – это были цветочки, а какой-то малышок в косоворотке – это уж слишком!

Встала с кресла, опять, как и в тот раз, обошла всю квартиру – никого! Ну-у-у, что же… как же это… Чуть не завыла я. Вышла в коридор и упершись в девицу в облегающем платье с гнездом на голове, отпрыгнула назад, налетев затылком на стену. Надо сказать, девица сделала тоже самое. Тьфу ты! Сбрендила совсем! Собственного отражения испугалась, разозлилась я. И стала отчаянно вылезать из этого платья. Так, в душ! Вот вода никогда никому не вредила.

Выйдя из ванной в благостном настроении, решила попить чайку с молоком, да еще медку добавить, и прям, как в детстве. Мама всегда нас так успокаивала. Мы же иногда с братьями такие баталии устраивали, что потом долго не могли отойти от своих игр. А это успокаивающее средство всегда действовало безотказно.

Вытирая полотенцем голову, я включила чайник. Полезла за молоком в холодильник. Так и куда же я его поставила-то? Вроде ж на полке было? Ага, в дверце. Странно, опять пришло это чувство. Я же точно помню, что ставила на полку. Сжала губы так, что аж зубы скрипнули. Ладно, опустим это пока. А мед я ставила в крайнюю левую полку, я помню. Открыла дверцу. Мед в больших банках был на месте, а вот маленькой такой кругленькой фарфоровой штучки не было. М-да… В этот момент щелкнул выключатель чайника. Я налила чай в увесистую керамическую кружку и повернулась лицом к обеденному столу:

- Хозяюшка, медку, - проговорил с хрипотцой, сидящий за столом человечек в косоворотке и мило улыбнулся.

Следующее что я помню, сижу на полу, закрыв глаза а меня обдувает ветерок и кто-то бормочет:

- Вот же наказание? До чего ж пугливая девица оказалася. Хлоп и в бессознательности.

Я с трудом пыталась собрать мысли и хоть как-то их упорядочить. Тихонько приоткрыла один глаз.

- С возращеньицем! – улыбнулся он во весь рот.

- М-м-м-м.

- Ишь ты! Еще не сподобилась, - огорчился он.

- Вы… вообще… кто?.. – наконец-то созрела осмысленная фраза.

- Так я это – Прохор, - гордо оповестил он.

- Угу. И?..

- Ох и не воспитанная же. Ты ж не деревенщина неотесаная? Поднимайся, отряхайся, присаживайся. Почаевничаем, да побалакаем? – приговаривал он.

С трудом усевшись за стол и обхватив голову руками, я воззрилась на него. Лицо круглое, нос картошкой, широкий улыбчивый рот, глаза… вот глаза ну скажем…

- Хозяюшка, чего это ты меня обсматриваешь-то? – улыбчиво прищурился и наклонил голову.

- Какого у тебя… то есть у вас, цвета глаза?

- Ох, ты! Как бы и взаправду умом не тронулась, - обеспокоился он.

Тут-то мне и прорвало:

- Так ты… то есть вы, объясните кто вы такой? Что делаете в моей квартире? И что вам надо?

- Ожила! – с восторгом сказал он. – Ну изволь, хозяюшка, представлюсь, еще раз. Звать меня Прохор, можно Проша, Прошенька. Да как тебе любезно будет. А так-то, я хозяйки этого дома охранитель.

- М-м-м, - промычала я в ответ, - а что надо-то?

- Так то ж, тебя оберегаю.

- От кого? – изумилась я.

- От постылых женихов, - гордо сказал он.

- Чего, чего? – я выпрямилась на стуле и уставилась на него.

- Чего слыхала, - огрызнулся он.

- Постылых, значит? Да? – надвинулась я на него, - а то я сама не разберусь.

- Да, ты поди же, уже пятый годок пошел, а не разобралась до сих пор, а? – хитро взглянул на меня.

- А чего ты мне тыкаешь? – вдруг спохватилась я.

- Так и ты меня можешь по-простому, чего же? – удивился он.

Я опять откинулась на спинку и застонала. Все-таки это мое больное сознание или и вправду?.. Снова посмотрела на стул напротив – не исчез.

- Хозяюшка, ты не пужайся. Я тут. Не морок, какой.

- Вижу, - угрюмо сказала я. Какие у него глаза странные однако, мне не давало это покоя. – Так какого цвета у тебя глаза?

- Лазоревые, - радостно улыбаясь, поднял глазки к потолку. Пошарил по нему и снова уставился на меня.

- Значит, от женихов-дураков, защищаешь? – уточнила я.

- А то? Ты ж вот Игоряшу-то когда только раскусила? Он же себялюбивый да жадный дюже?

- Это точно, - согласилась я. – Да еще и осёл, каких мало.

- Ну осёл, то ли не осёл, то мне неведомо. А вот что он тобою распоряжаться удумал, это оченно плохо. – Сурово сказал он.

- Ага.

- Он к тебе еще придет. Так ты будь сурова, не позволяй ему повелевать тобою, поняла? Катеринушка.

- Постараюсь, - уже сонно проговорила я.

- Так, так. Хозяюшка, давай-ка в мягкую постельку и баюшки, - мягко и словно колыбельную пел, проворковал Проша.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100