Проша


Утро следующего дня я встретила со свежей головой и бодрым духом, прям, как любит Прохор. И самое главное, у меня-таки родилась идея, точнее уверенность, что не всё так просто с той Катериной. Еще не открыв глаза, я учуяла ароматный кофе. Вот этого как раз сейчас мне и недоставало! Горячего кофейку хорошо бы с какой-нибудь Прошкиной ватрушкой, ох как жаль, что его нет. Вытряхнула себя из постели и пошла в ванную, заглянула в кухню.

За столом мирно вели беседу Андрей и Прохор. Вот, так-так!

- Доброе утро, - невольно растягивая слова, проговорила я.

- Катеринушка, и тебе доброго утречка! – поприветствовал радостный Проша.

- Привет, Катюш, - Андрей с беспокойством посмотрел на меня. – Всё нормально?

- Да, не волнуйся, - сказала я и вспомнив вчерашние мои мысли продолжила, - Андрюшка, просто… знаешь… Как бы мне хотелось наколдовать тебе вагон и маленькую тележку здоровья этого самого!

Андрей с Прохором с огромным удивлением уставились на меня, застыв за столом. Ответных слов на моё изречение у них, видимо, не находилось. Я же, окинув их, сочувствующим взглядом ринулась в ванную. Пока переодевалась, не включая воду, услышала слова Прохора, отмер наконец-то:

- Андрюшенька, как же ты ей люб, ох как люб. – Я даже представила его хитрые глаза и улыбку.

И в ответ:

- Прошка, ты не представляешь, что она для меня…

После душа постаралась настроить мысли на другую волну, иначе можно свихнуться если думать, о том, что невозможно, в принципе.

- Так, ребята, что мы делать будем с этой Катериной второй? Или уже какой, а Прохор? – бодро спросила я, войдя в кухню.

- Фу ты, да отколь я ж знаю? Счет я не веду, - ответил Проша.

- А ты узнал, о чем я тебя просила? – уселась я и взяла кружку с кофе, протянутую мне Андреем.

- Заронила ты мне в душу сомнения, да беспокойства. Видать, она и вправду не на само богатство зариться, но на что оно ей не говорит. Вот ни в какую! – сердито сказал Прохор.

- Так как же это узнать? – спросил Андрей, все ещё взволнованно наблюдая за мной.

- Так то ж, попытаю я ещё счастья, может и выведать что удастся, - вздохнул Проша. – Ох ты! Мне пора.

- Давай, возвращайся. Когда узнаешь, ладно? – попросил Андрей.

Прохор исчез, только обычный сизый вихрь. Я тут же обратилась к Андрею:

- Не хочу сидеть сегодня дома. Пойдем гулять? Нет! На каток!

- А-а… а тебе разве можно? – опешил он.

- Почему нет? Вот когда я буду представлять из себя дирижабль на ножках, тогда, пожалуй, не стоит. Но сегодня…, - я наклонилась к нему, глаза в глаза, - я очень хочу, чтобы ты меня поучил ещё.

- Идёт, - обхватил меня за талию и притянул к себе. – Будем делать фигуристку. Хочу только об одном попросить.

- О чём? - с подозрением спросила я.

- На прыжки и поддержки не рассчитывай, - поднял на меня смеющиеся глаза.

- Ах ты, обошёл-таки? – сморщила я нос в притворном возмущении.

- Приходится. Слушай, хорошо, что я горными лыжами не занимался, - почесал он затылок. Я хлопнула его по руке и рассмеялась.

Катание на коньках в теплой компании вернуло хорошее расположение духа. По пути мы позвонили Ольге, так что катались втроём.

- Кать, у тебя уже всё лучше получается, - воскликнула она.

- Ага, по сравнению с вами, звездами, я как черепаха, чесс слово! – ухмыльнулась я.

- Да вот и нет! – отрицательно замотала она головой.

- Да, да. Рассказывай! – не поверила я. – Андрюха вон сколько занимался, а ты, если не секрет?

- Семь лет.

- А чего бросила? – удивилась я.

- Надоело. Веришь? – расплылась она в улыбке.

- Не-а. Это ж красиво, - мечтательно произнесла я.

- Семь лет достаточно, чтобы красиво на катке выглядеть, а вот по паре тренировок в день в шесть утра и в четыре вечера, это перебор.

- Ого! Нагрузочка, - изумилась я.

- То-то же, а ты говоришь, - рассмеялась Ольга.

- Девчонки, вы болтать будете или кататься? – подъехал Андрей, лихо затормозив.

- Вот ты посмотри на него! Он ещё и бравирует. Нет чтоб также научить, - возмущенно обратилась я к Ольге.

- Научу, не переживай, - он протянул мне руку, - давай, ещё кружочек.

- Давай, - согласно кивнула я. Ольга осталась пока у борта, ей кто-то позвонил. Мы же, сделав пару кругов, вернулись к ней.

- Андрей, Катя. Борька должен подъехать сейчас сюда. Я ему должна флешку передать, он просил записать ему кое-что, а я забыла выложить ее у родителей. У него самолет сегодня вечером. Как вы думаете, может, неожиданностью возьмём? Или… всё-таки не стоит?

- А давайте. Была не была, - махнул Андрей рукой, - меня уже достало всё. Пусть он знает, пусть мамаша знает, вместе с папашей. Чего я как в подполье? В конце концов, всему свету она всё равно не расскажет. Да даже, если попытается, мне есть чем её заткнуть.

Я посмотрела на него с удивлением, впрочем, как и Ольга.

- Хоть бы поделился, - оторопело проговорила я.

- Настанет случай, услышишь, - хмыкнул он.

- Вон Борька, - указала Ольга рукой в пространство.

Она взметнула руку вверх и помахала привлекая внимание брата. Надо сказать, что между собой они были мало похожи. Двойняшки, всё же, не близнецы. Но опять же поразилась одинаковости движений и мимики. Борис был даже повыше ростом Андрея. Светло-русые густые волосы, серые глаза, складная, уже почти мужская фигура. Он подошёл к борту катка.

- Привет, Лёль.

- Привет. Ну, вот. Познакомься, - указала она в нашу сторону, - это Андрей и Екатерина.

- Андрей?! - такое ощущение, что его на какое-то мгновение отключило. Потом встряхнув головой, он повернулся к Ольге.

- Ты же говорила, что сведения не точные, - ошарашенно проговорил он. – И потом я у матери спросил, она сказала, что этого не может быть и что он умер от СПИДа.

- Ух ты! – насмешливо проговорил Андрей, - мамочка в своём репертуаре. С глаз долой из сердца вон. Я пока жив, Боря. И скажу тебе по секрету даже СПИДом не болен.

- Борь, мама солгала, - серьезно сказала Ольга.

- Зачем? На фига ей это нужно? – воскликнул он. - Чёрт!

- Борис, - вступила я, пытаясь сохранять спокойный тон, - давай не будем тут разговаривать на повышенных тонах. Если что тебе не понятно, спроси.

Он резко выдохнул и устремил прямой взгляд на Андрея:

- Просто скажи, зачем она это сделала?

- Она струсила. Она боялась, того чего не знала. Собственно и не хотела знать, - жёстко ответил Андрей.

- Так ты действительно заболел?

- Да.

- А как?

- Мать не говорила? Нет? – с холодностью спросил Андрей. Борис только мотнул головой.

- Банально, Борь. Аппендицит закончился неудачным переливанием, с ВИЧ-инфекцией. А вот потом, она решила, что я не достоин жить в семье с таким заболеванием.

- Она выгнала тебя только из-за этого? – глаза его округлились. Андрей только зло фыркнул. - Черт, Андрей, если б я знал. Лёлька, ну, почему ты не сказала-то толком?!

- А что? Что я должна была сказать? Я вообще боялась, что ты матери всё выложишь. А, зная её, она могла скандал закатить на их свадьбе. Ты же с ней переписываешься. Это я в контрах, поскольку пошла не туда, куда ей хотелось, - Ольга даже покраснела, глаза потемнели, также как у старшего брата.

- Тьфу ты, ну, бред! – воскликнул Борис. – Нам надо было толком поговорить. Я думал, у тебя крышу снесло из-за этих поисков. Я, правда, слышишь, честное слово, думал, что мать права и Андрея нет… а, чёрт!

- А ты мне дал хоть один шанс? – перегнулась через борт Ольга, - Ты всё – мама, мама! У меня всё замечательно, я тут учусь, кручусь. На мои сведения – ноль внимания!

Мы с Андреем переглянулись и облокотившись на борт, наблюдали за их перепалкой.

- Что скажешь? – обратилась я к Андрею.

- А чего тут скажешь? – пожал плечами, - Лёлек и Болек в действии. Как будто им по пять лет.

Я даже поразилась силе воздействия этих смешных прозвищ. Двойняшки замерли, просверливая взглядом друг друга, потом резко повернулись к нам.

- Андрей, - заговорил наконец Борис, - я спокойно отношусь к этому делу, - он вздернул вверх подбородок, - что называется, поменял приоритеты. Там, в Италии я живу в семье, ну, по обмену, у них та же беда, старшая дочь, в общем тоже… у них совершенно нормальные отношения. Там как-то всё проще, нет наездов на таких людей.

- Не, ну вообще! – воскликнула Ольга, - мы тут тайны мадридского двора, говорить ему, не говорить. А он, оказывается, всё знает, да ещё спокойно к этому относится.

- Ну, так что? – спросила я примиряюще, - мир, дружба?

- Слушайте, - проговорил Борис, поглядывая на часы, - у меня десять минут и стартовать надо. Самолёт в девять, ещё в аэропорт тащиться. Андрей дашь мне свою почту?

- Дам, конечно. Записывай, - с облегчением заговорил Андрей. Борис достал телефон и записал. Потом будто спохватившись, спросил.

- Ольга, а ты что-то про свадьбу вещала, - и уже к нам, с удивлением, - так вы женаты, что ли?

- Так мне ж не двадцать, как некоторым, – усмехнулся Андрей, - уже, понимаешь, пора остепениться.

- Вообще-то уже двадцать один, - самодовольно произнес Борька. – Ну, я вас это, поздравляю.

- Круто, брательник! Целых двадцать один. За поздравление отдельное спасибо, - рассмеялся Андрей, обнял меня за талию и подмигнул ему. – Учись, давай. Чтоб мозги на месте были.

- Стараюсь, - ухмыльнулся он, потом счастливо разулыбался, - несмотря ни на что, я очень рад, что мы встретились. И с… тобой Катерин, тоже.

Я улыбнулась и кивнула. Ольга, вспомнив о чем-то, полезла по карманам, вытащила и протянула брату флешку:

- Чуть не забыла.

- О, точно! Не удивительно, однако, - снова ухмыльнулся он.

Борис протянул руку для пожатия Андрею, потом резко притянул к себе, они обнялись, слегка сжал мою ладонь, чмокнул Ольгу в щеку и уже на ходу сказал:

- Обязательно напишу, как приеду. Пока, - и взмахнул рукой, прощаясь.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100