Проша


Мирное наше застолье было прервано совершенно волшебным образом. Самое интересное в этом, что сидя в ресторане с истинно американской кухней, мы столкнулись с исконно русским фольклором. Неисповедимы жизненные пути.

Когда я уже доедала свою порцию к нам подсел Иван. Вилка моя так и осталась во рту.

- Гм… Иван…, - ошалело проговорил Андрей, - ты какими судьбами?

- Андрюха, Катерина, тут такое дело… странное…, - неуверенно начал Иван, что на него совсем было не похоже.

Мы молча воззрились на него, удивленными глазами.

- Ребята, мы не можем Прохора от этой девицы вызволить, - развел он руки в стороны.

- Как это? – наконец, вынув изо рта вилку, спросила я.

- Эта Катька, вышла на нежить, выведала слово запретное и теперь не отпускает его. Держит всё время при себе, помыкает, заставляет нужных ей парней, да мужиков, в полюбовники к ней навязывать, - хмуро и сердито объяснил он.

- А-а-а… вот оно что? – еле выговорил Андрей. – А мы-то, чем сможем помочь?

- Вы домой-то когда? – спросил Иван.

- Так если надо, сейчас и поедем, - сказал Андрей.

- Конечно, - подтвердила я. Как же так-то? Бедный Прошка, что за стерва ему попалась такая?

- Встретимся у вас дома, я Василису вызову, - соскочил с ярко-красного диванчика Иван и, словно его и не было.

Мы с Андреем тут же засобирались, быстренько расплатились и чуть не бегом направились к метро, всё равно так быстрее. От нашей станции уже поймали машину.

Дома, еще не успев снять шубу, куртку и сапоги, услышали звонок в дверь. Открыли, на пороге Василиса, такой я ее никогда не видела, расстроенная, чуть слезы не льются. И Иван, беспрестанно ее по руке поглаживающий.

- Проходите, - сделал приглашающий жест Андрей.

Мы расселись на стульях. Похоже, моя кухня, уже стала переговорным центром по всевозможным вопросам. Ей пора было присваивать, как минимум, статус зала заседаний.

- Так, расскажите по порядку, что произошло-то? – начал Андрей.

- Позвало нас очередное дело, - начала невесело Василиса, - Прохор, по обыкновению переместился к новой Катерине… Катюш, ты же помнишь, что он только по именам?...

- Помню, помню. Продолжай, - напряжённо ответила я.

- Девица та, оказалась не промах. Взяла Прохора в оборот. Он ее увещевал, пытался наставлять – ни в какую. Как прочувствовала, что он может влиять на людей, как будто с ума спрыгнула. А когда он к вам явился, со свадьбой помочь, так вообще обезумела. Как она на эту нежить вышла – ума не приложу, но заключила, стало быть, уговор. - Василиса остановилась и тяжело вздохнула.

- А условия этого договора, то есть уговора, да, в общем, какая разница, - в сердцах воскликнул Андрей, - конкретно условия какие?

- Они повязывают Прохора с этой девицей, - упавшим голосом проговорила Василиса.

- А она? – настаивал Андрей.

- А она, как положено, свою молодость-красоту, - вскинула удивленные глаза на него.

- Подождите, подождите, - воскликнула я, - она что, готова отдать свою молодость? Но за что?

- Так деньги же, злато, драгоценности, - удивился Иван.

- За побрякушки? – обалдело спросила я. – Барахло?

- Так это вы у нас такие, вам всё одно, - горько усмехнулся Иван.

- Что это значит? – не понял Андрей.

- Да, вы это… объяснитесь, - присоединилась я.

- Подумать не могла, - воскликнула Василиса, - неужто не догадались?

Мы в недоумении посмотрели с Андреем друг на друга.

- Ох-хохонюшки… Гребень свадебный твой золотой с каменьями драгоценными, - обратилась ко мне Василиса, а потом повернулась к Андрею, - а у тебя плат царский шелк дорогого стоит, да и булавка та, то ж золотая с алмазом дорогим.

- Да ты что? – в один голос выдохнули мы.

Несмотря на напряженный момент все дружно расхохотались. Прервала своеобразное веселье очередная напоминалка Андрея.

- Это… вы посидите, я сейчас, - он вышел в комнату, захватив стакан с водой.

Василиса проводила его сожалеющим и огорченным взглядом, вздохнула тяжело и повернулась ко мне:

- Катюша, нормально у вас-то?

- Василис, всё хорошо. – Уверила я её. – Благодаря и вашим стараниям и подаркам в том числе. Спасибо.

- Да что ты, - махнула она рукой и продолжила с отчаянием в голосе, - это такая капля. Как бы мне хотелось помочь вам по-настоящему, изгнать эту хвору! Сердца у вас такие… настоящие, горячие. За таких как вы сражаться надо не на жизнь, а на смерть!

- Хм-м, Василис…, - не нашлась я что сказать в первый момент, изумляясь на её пламенное высказывание, - ты… пожалуйста. Вы для нас сделали и так невероятное, что моя докторша всё про чудо говорит.

- Катюша, ты даже не понимаешь о чем я, - горестно всплеснула она руками, - я тебе говорю, что не соответствует вам та награда, которой вы по-стоящему достойны.

Я в недоумении посмотрела на Ивана, он только кивал головой в подтверждение слов Василисы.

- Так, это что это тут? – удивленно спросил Андрей, возвращаясь, - ну-ка, давайте брейк. И пойдем по фактам.

- По фактам, так по фактам, - удручённо согласилась Василиса.

- Значит договор таков, как я понял, - продолжил Андрей, - девица отдаёт молодость, получает деньги?

- Точно, - подтвердил Иван.

- Нежить… а это кто именно? – заинтересовался Андрей, обращаясь к Ивану, - вроде ты говорил Кащея не существует?

- Хо! Так мало их что ли? Русалки да кикимора с Болотной, Леший с Лесной, чего, думали всё так просто, а?

- Ага, - приподнял бровь Андрей, - хорошо. Так значит, нежить даёт ей возможность управлять Прохором, а получает молодость. Интересно, а зачем?

- Андрюха, ты подумай немного-то! – возмутился Иван.

Андрей только потряс головой в недоумении и воззрился на Ивана.

- Ну, молодость… русалки? Кикиморе оно не надобно, она даже и в младенчестве была… ну, это не очень, в общем. А русалкам-то? Они ж обольстительницы, им оно, ох, как надобно.

- Ага. Слушай, - вдруг заинтересовался, - а что, правда, на Болотной обитают?

Иван фыркнул и покрутил у виска пальцем:

- Андрюха, где ж им еще быть-то? Леший-то тоже, хотя уж давно хочет оттуда ноги сделать. Теперь-то это центр, от дерева до дерева километр пробежать надоть.

- Да уж, - согласился Андрей, - стоп. Давайте вернемся к этому разнесчастному договору. Василис, как его можно разрушить?

- Средство есть, - неуверенно начала она, стрельнув глазами на меня и Андрея, - но больно оно мне не по душе.

- Ты рассказывай, а мы решим, - твердо произнес Андрей.

Василиса вздохнула глубоко, прострелила взглядом и Ивана, и продолжила:

- Вы должны его позвать.

- И всё? – удивилась я.

- Не всё так просто, - сокрушенно проговорила она. – Прохор повязан путами, наложенными нежитью. И чтобы разрушить их нужно живое им принесть.

Василиса сдвинула брови, слезы готовы были брызнуть из глаз. Она закрыла лицо руками и склонилась к коленям. Иван подошёл к ней и гладил по голове.

- В общем, глаз за глаз. Она же им молодость обещала. Вместо этого можно что-то другое, но того же порядка, понимаете? – горестно проговорил Иван.

Я сидела, кусала сжатые кулаки, Андрей нервно расхаживал по кухне, схватив себя руками за плечи. Василиса подняла заплаканные глаза:

- Поймите, не могу я, не имею права, вас просить об этом.

- Почему, - упавшим голосом спросила я.

- Ох ты ж! – Василиса укоризненно качала головой, - Катюша, ты ж ребеночка носишь, а Андрюша, хворью одолимый. Коли я вас попрошу, вы можете жизни лишиться!

Она опять закрыла руками лицо. Слезы лились сквозь пальцы. Мы замерли.

- Стойте-ка, - возникла у меня неуверенная мысль. – А если этой девице предложить деньги? Ослабить, так сказать?

- Точно! Катюш, можно же отдать наши булавку и гребень, я могу кольцо отдать, - воодушевился Андрей. – Это же дорогого стоит? – обратился он к Ивану и Василисе.

- Андрюш, а если ей деньги нужны…, - не успела закончить я, как он подхватил.

- Да! У меня же от продажи комнаты деньги есть на карте, еще свадебные приплюсуем. Как такое предложение? – обернулся он к ним. Василиса подняла заплаканное лицо, в глазах заискрилась робкая надежда.

- Вы готовы отдать дары?

- Конечно! – воскликнули мы.

- Не жалеете? – распахнула она синие глаза.

- Василис, ты нас за кого принимаешь-то? – возмутилась я. – По-твоему, эти, пусть и волшебные побрякушки, дороже Прохора?

Андрей, до того, расхаживавший по кухне, внезапно остановился посередине, и замер. Мы все втроём уставились на него. Он хмурил брови, потом лицо просветлело:

- А если эти дары отдать не девице…

- А кому ж? – ошарашенно спросил Иван.

- А русалкам, да кикиморе? – смотрел он нас радостными глазами. – Подумайте! Девице этой только добро, ну в смысле барахло надо, так?

- Так то оно так…, - начала Василиса, но Андрей поднял предостерегающе палец вверх.

- Василис, она не оценит эти украшения, ну, по-должному, понимаешь? Они же не просто золотые, с камнями там или с чем, они же волшебством наделены? Это же будет равноценным обменом?

- А-ах! Андрюшенька, а ты прав! Ежели, эти дары преподнесть русалкам, да кикиморе…, - глаза её просияли, но вдруг, спохватившись, сказала с моей любимой хитрой улыбкой, - но кольцо – ни-ни!

Андрей посмотрел на свою руку с резным кольцом и понимающе покивал головой, прищурившись.

- Идёт! На это согласен!

- А как же мы с ними встретимся? Как передавать-то будем? – спросила я. – Если правильно понимаю, это мы должны Прохора-то звать?

- Это да. Но, Катюша, это не ваша забота. Мы с ними договоримся, ну, по крайней мере, встречу назначим. А уж, опосля, сообщим вам.

На том и порешили.

Следующая страница

1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     31     32     33     34     35     36     37     38     39     40     41     42     43     44     45     46     47     48     49     50     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     61     62     63     64     65     66    


















Rambler's Top100